"ОДА"

В Л А С Т Ь   И   П О Л И Т И К А

(опыт содержательно-логического анализа)

 

Введение: предыстория разработки темы, назначение работы.

n    Повод для разработки темы оказался случаен, сама работа была "плановой" и заняла около года. Ее актуальность ощущалась достаточно давно и обусловлена она тем фактом, что  длящийся общенациональный кризис (вовсе не экономический, политический или какой-то еще "локальный") есть нормальный режим функционирования нации. Его состав всерьез до сих пор так никем и не проанализирован (многочисленные спекуляции по этому поводу - не в счет), поэтому ожидать каких-либо изменений на общенациональном уровне - только терять время. Однако "бытийствовать" вместе с нацией - не менее бесперспективно и бессмысленно, лозунги типа "рыночных отношений", мягко говоря, "не вдохновляют", равно как и предшествовавшие им "дореформенные". По этой причине авторы оказались вынуждены самостоятельно организовать работу по оформлению объекта своей деятельности (поименования его компонентов могут быть различными: национальная социокультура, национальный менталитет и т.п.), его структуры и специфических свойств - исключительно для получения необходимых знаний и практического инструментария обращения с ним (т.е. объектом).

n    В своей работе авторы придерживаются формулы: "не бывает нерешаемых задач, бывают негодные средства". На практике это означает что данный текст есть "сухой остаток" фрагмента работы более общего плана, целью которой является создание "жизнепригодного пространства" (прежде всего, разумеется, в "корыстных целях") в условиях стагнирующего уныло-спекулятивного воспроизводства архаических фигур национального сознания, сдобренного ("осовремененного") довольно неуклюжим "психологизаторством".

n    В представленном ниже тексте не следует искать проектов очередного "доильного аппарата" казны или МВФ, эффектных пунктов в "план мероприятий" для "набора политических очков" - его предназначение иное. Текст, как представляется, сработан весьма "прочно" (и "на совесть"), и предназначен не столько для критической разборки (хотя и это было бы полезно), сколько в качестве материала для осмысления и расширения работы - разумеется, для той части национальной аудитории, которая оснащена средствами понимания и содержательной работы. Как материал для возможного диалога...

 

I.         Для обеспечения ориентации в происходящем/производимом национальным оргуправлением (далее по тексту - ОРУ) и населением, понимания положения дел, возможных его последствий, целесообразно определить состав и тип общественных взаимодействий в рамках становления и трансформации Российского государства.

Анализ производится на материале отечественной истории. Способ анализа: историко- генетические реконструкции (описание фрагментов российской истории, выводы, обобщения, фиксация последствий).

 

1.1. Начальным моментом для анализа является период примерно IX - XVII вв., где выделяются следующие моменты :

      К IX в. н.э. земледельческие языческие восточнославянские племена, все чаще сталкиваясь с кочевыми племенами и в междоусобных конфликтах, не сумели обеспечить соорганизацию, т.е. инструментарий, позволяющий популяции устойчиво воспроизводиться. Существовавшие до этого эволюционные механизмы очень медленного (в соответствии с природной обусловленностью: кормящий ландшафт, земледельческий цикл и т.п.) наращивания объема норм стали отставать от требований военной организации противостояния другим племенам. Необходимый ресурс организации был восполнен через приглашение "варягов" на княжение[1], т.е. состоялся "закуп" оргуправленческих средств. На этом этапе между оргуправлением и населением имеет место обмен: услуга - ресурс. Князь и население являются партнерами в деятельности по обеспечению воспроизводства племени.

      Для получения военной добычи и сбора дани с "примученных" земель, князьями формируется "профессиональная" постоянно действующая дружина, т.е. защитная функция дружины трансформируется князьями в репрессивную. Одновременно они создают административно-территориальный аппарат (наместники). Функционирование этого аппарата обеспечивает объединение относительно изолированных локусов в более сложно организованную структуру и получение князьями ресурса для распределения.

      Жизнедеятельность населения обеспечивалась эволюционно сложившимися в условиях жесткой зависимости от природного цикла нормами, которые позволяли ему воспроизводиться в рамках натурального хозяйства. Городское вече санкционировало приглашение того или иного князя, объявление войны, финансирование княжеских походов, частично отправляло судебные функции - все это на основе обычного права.

      Противостояние русских земель другим племенным и государственным образованиям вынуждало князей наращивать объем управленческих средств[2], при этом создавались нормы для населения и тем самым ему "прописывалась" позиция подчиняющегося[3], а не партнера, сознательно исполняющего закон как конвенциональное установление. При этом организация жизнедеятельности населения территорий производится ОРУ-ем так, чтобы реализовать свои интересы за счет ресурсов населения.

Выводы

Заимствование славянскими племенами продукта чьего-то мышления - оргуправленческого инструментария (вместе с его носителями) ликвидирует место под запуск собственного мышления[4], тем самым они исключают для себя возможность организационного и управленческого осредствления. Ни в массовом, ни в индивидном сознании не фиксируется (нечем/нет средств) подлог: замена реального обмена услуга - продукт на превращенный обмен (по К. Марксу) - демонстрация услуги - продукт, и перевод  конвенциональных/договорных отношений во властные.

Положение властвующего обеспечивается ОРУ через:

 

1) демонстрацию осуществления услуг "высшего порядка" (защитника земли от внешних и внутренних врагов, главного судьи, хранителя правды) в обмен на получение натурального продукта;

2) распоряжение полученным натуральным продуктом как ресурсом власти через его демонстрацию, частичное распределение в обмен на подчинение (служба, услуги, предоставление натурального продукта)[5];

 3) некомпетентность подчиненного в отношении функционирования целого, вынуждающая верить, а не понимать - как условие удержания монополии власти (вера = идеальный ресурс власти, дополняемый далее силовыми/репрессивными средствами).

Единицами данной схемы (1.1.) являются: подданные, производящие совокупный продукт; государь, как собственник продукта, средств его производства/добычи и самих подданных; связи между ними, т.е. бытующие фигуры массового сознания (представления).

Сословная структура общества обеспечивает устойчивость воспроизводства схемы власти и персоны государя как символа власти; право собственности и абсолютной власти государя обосновывается идеологически и оформляется государевыми же актами (указы, уложения и т. д.).

Обобщение

1.   Представления "власть/собственность" (этимологически "власть" = "владеть" = "иметь в собственности") функционируют в сознании как ценность, структурируют его и ориентируют деятельность индивидов на захват, сохранение и количественное увеличение натурального ресурса[6].

2.   Деятельность ОРУ в этих рамках сводится к обеспечению властвующего положения через:

      устранение реальных и потенциальных позиционеров, которые могли бы конструировать и задавать представления и нормы, отличные от задаваемых ОРУ (церковь[7], городское сословие, боярство, удельных князей[8]);

      искусственное поддержание архаичного института сельской общины, как структуры, основанной на круговой поруке и, следовательно, нивелирующей формы жизнедеятельности населения;

      постепенное формирование механизма насильственного изъятия ресурсов в форме дани, крестьянских повинностей, барщины и оброка, что отражено в нормативных актах, вводящих крепостное право.

Следствием является то, что население фиксирует отдельные действия властных структур (напр., введение повинностей или репрессии), но не имеет средств для выделения состава деятельности ОРУ, его инструментария, реальных, а не демонстрируемых/провозглашаемых целей и не может реализовать свои интересы кроме как через силовое давление (бунт) и воровство - средства, выделяемые им из оргуправленческого инструментария.

Т.о. ОРУ, лишив население возможности наращивать оргуправленческий инструментарий, не имеет необходимости наращивать далее свой[9].

 

1.2.      Для последующего анализа принципиально важным представляются следующий этап трансформации системы, основанной на представлениях "власть/собственность" и взаимодействии по схеме  превращенного обмена: первая четверть XVIII в.

      Ускоренное развитие Европы (примерно с XV в.) приводит к вынужденности национальной модернизации, что и было произведено реформами Петра I.

      В схеме превращенного обмена объектом, а также материалом и инструментом оргуправленческих манипуляций становится дворянство (в то время как по отношению к крестьянству изменения ограничивались увеличением размеров повинностей в пользу государства, по отношению к дворянству была произведена структурная перестройка внутри сословия и изменение его функции в государственном устройстве[10]).

       Из западноевропейской политической философии была заимствована лексическая единица "общее благо" и использована для маскировки действий по укреплению власти монарха - т.е. был модифицирован состав знаков, употребляемых для демонстрации исполнения "высших функций" (см. схему в п. 1.1.). Поскольку содержание "общего блага" - как понятия - не выделялось и не фиксировалось представителями дворянства (в силу отсутствия средств и опыта работы с понятиями), государь присваивал себе функцию "определения" содержания этого "понятия" и в соответствии с ним - содержания деятельности членов всех сословий[11].

      Введением "Табели о рангах" была расширена сословная проницаемость и потенциально обеспечена вертикальная мобильность населения (новым основанием для стратификации стали заслуги перед государством/государем).

            Выводы

К концу первой четверти XVIII в. реформами Петра I сословная структура общества была упрощена до трех основных позиций и модернизирована схема властных отношений.

            Системообразующими единицами Российского государства являются (схема 1.2.):

 

1)Государь,

      демонстрирующий владение знаками, сложная структура и смысловая неопределенность которых позволяет ему осуществлять манипуляции по укреплению своей власти внутри системы;

      распределяющий натуральный ресурс, полученный в результате подчинения дворянства (военная и гражданская служба).

2) Государственно-административный аппарат силового давления и изъятия натурального ресурса, через механизм крепостного права и внешний захват (построенный прежде всего на привилегированных сословиях).

3) Крестьянство как орудие получения натурального продукта высшими сословиями, воспроизводящееся   в   рамках   натурального   хозяйства.

            Данная система принципиально неустойчива, так как для ее воспроизводства необходимы:

      обязательное наличие и функционирование всех позиционеров, каждый из которых не может выполнять функции других;

      замкнутость, обеспечивающая знаковую монополию самодержца.

            Обобщение

1. Созданные представления религиозного типа ("государева служба есть дело чести дворянина...") и задание позиции дворянству, деятельность в рамках которой обеспечивала воспроизводство его как сословия (дворянство - стержневой элемент аппарата извлечения ресурса под перераспределение государем) используются ОРУ для исключения дворянства, как и крестьянства (см. п. 1.1.), из управленческой деятельности. Произведено изъятие у него средств для самостоятельного задания позиционирования своему сословию и для создания механизмов взаимодействия с другими позиционерами в социальной стратификации.

2. Деятельность ОРУ в этот период состоит в сохранении системы, построенной на властных отношениях, через ее модернизацию.

 

1.3. В качестве следующего этапа эволюции российской социокультурной системы надлежит выделить период: середина XVIII- начало XX в.в.

      В предыдущий период скорость изъятия натурального ресурса превосходила скорость его восстановления[12]. В результате натуральный ресурс был истощен, что заставило Петра III сократить расходы казны через увольнение от службы части дворян ("Жалованная грамота дворянству"). Т.о. задавалась альтернатива способа воспроизводства дворянского сословия.

      Екатерина II для удержания властной позиции вынуждена была использовать наиболее мощные знаки из современного ей арсенала западноевропейской философии, что обеспечило ей сохранение притока ресурса для распределения.

      Последующие правители не использовали новых, более мощных знаков и не обеспечили сохранение своей функции - единственного "владельца" знаков, задающего рамки деятельности остальным.

      С отменой крепостного права разрушается механизм изъятия натурального ресурса под распределение для государей и ресурса воспроизводства для дворянского сословия.

            Вывод

Постепенно (в результате действий ОРУ) разрушаются механизмы взаимодействия между сословиями российского общества при сохранении схемы превращенного обмена и властных отношений, что проявляется в следующем:

      ОРУ продолжает демонстрировать осуществление функции задания рамок деятельности - через использование действий предшественника как знакового ресурса (чередование "либеральных" и авторитарно - угрожающих знаков[13]);

      дворянство продолжает подчиняться, т.к. его представления сформированы в рамках "подчинение - распределение"[14].

Обобщение

1.   Демонстрация как основной вид деятельности российского ОРУ опирается на амортизацию заимствованных знаков. И если Петром I параллельно со знаковой демонстрацией была сконструирована административно-хозяйственная структура, обеспечивавшая воспроизводство нации, то последующими правителями производилась только демонстрация, и воспроизводство их властной позиции "оплачивалось" постепенным демонтажем этой структуры, что привело российское правительство к оргуправленческой импотенции[15]. Остальные позиционеры не имеют оргуправленческого инструментария, т.к. либо были исключены из управленческой деятельности (см. п.п. 1.1., 1.2.), либо еще не успели его создать (буржуазия).

2. Деятельность ОРУ этого периода не имеет самостоятельной стратегии и представляет собой реакцию на действия индивидов, сообществ и других структур (как внутри, так и вовне системы[16]).

 

1.4.      Следующий период трансформации схемы превращенного обмена - ХХ в.: первая половина периода - 1920-е - середина 50-х гг., вторая - конец 50-х - 90-е гг. 

      В первой половине периода производится смена ассортимента амортизируемых знаков (научный коммунизм - как новая религиозная доктрина, Генеральный секретарь - как символ власти и т.д.).

      В структуре общества устраняются сословные перегородки (которые в предыдущий период обеспечивали управляемость общества и упорядоченный отъем ресурса).

      Для налаживания и поддержания отъема ресурса партийным руководством создается мощный карательно-репрессивный аппарат.

      Для обеспечения знаковой монополии производится изоляция населения страны ("железный занавес").

      Производится интенсивное разрушение языка как средства, фиксирующего представления и обслуживающего деятельности, за счет искажения его логических и семантических структур.

      Как и в предыдущей схеме (п.1.2.), сохраняется позиционер, удерживающий представление о структуре в целом - Генсек, население является орудием получения натурального ресурса. Формой эксплуатации населения является модифицированное крепостное право (отсутствие паспортов у крестьян, использование труда заключенных, система назначений для среднего и высшего технического персонала и партфункционеров).

      Во второй половине периода режим репрессий был резко ослаблен, как опасный для жизни функционеров партийного аппарата. Воспроизводство системы теперь обеспечивалось функционированием не столько репрессивного, сколько - партийно-идеологического аппарата (через введение "вдохновляющих" знаков: от построения коммунизма к 1980 г. - до поворота сибирских рек).

      Снятие "железного занавеса" привело к разрушению знаково-идеологической монополии российского ОРУ.

      Начиная с 40-х гг. центральному российскому ОРУ навязывается извне режим гонки вооружений, и к середине 80-х гг. становится очевидным, что оно эту гонку проиграло. Достижение паритета в вооружении в 70-х гг. стоило до 80% ВНП, что закономерно привело к хозяйственному краху системы.

      Открытие и освоение в 60 - 70-е гг. нефтегазовых месторождений Сибири и налаживание экспорта сырья обеспечило для центрального российского оргуправления новый ресурс воспроизводства, независимый от успешности изъятия трудового ресурса у населения.

            Выводы

Таким образом, российская социокультурная система сохраняет свои основные характеристики:

1.   ОРУ воспроизводит схему превращенного обмена (схема 1.3.):

 

      население, не являясь более главным источником ресурса для центрального ОРУ, имеет функцию обеспечения легитимности (в глазах самого же населения) пребывания у власти каких-либо лиц, что обеспечивает им доступ к расходованию натурального ресурса, якобы принадлежащего (согласно Конституции) населению страны;

       управляемость населения обеспечивается за счет манипулирования знаками (типа приватизация, демократизация), заимствуемыми ОРУ только с целью демонстрации. Эта деятельность принципиально не включает в себя действия по созданию сколько-нибудь практичных функционирующих структур.

Для того, чтобы население продолжало обеспечивать легитимность, маскирующую функционирование схемы превращенного обмена, оно должно обладать двумя характеристиками:

      неграмотностью (управленческой и общей[17]);

      недееспособностью: население осуществляющее самостоятельную деятельность в рамках крупных систем, неизбежно потребует от оргуправления оказания реальных управленческих услуг, например: законодательного регулирования взаимодействия структур внутри страны, обеспечения интересов различных позиционеров при взаимодействии вовне.

Для обеспечения вышеназванных качеств населения ОРУ осуществляет разрушение языка как средства, фиксирующего и обслуживающего деятельность.


   

Разрушению подвергаются логические и семантические структуры языка путем подлогов (схема 1.4.), из которых наиболее характерные:

       "подсовывание" выгодных для оргуправления действий под существующие лексические единицы, значение которых закреплено в культуре. При этом в сознании населения фиксируется ложное представление о составе деятельности, обозначаемой данным словом (в том числе через фиксацию в словаре, учебнике...). В этих условиях индивид вынужден действовать в заданных ему рамках[18];

        логическое противоречие - когда совокупность слов не обозначает никакого объекта или состава деятельности ("политическая воля", "собрать интеллектуальный потенциал Думы и Президента" ...).

            Эти средства используются национальным ОРУ при создании нормативных актов, где под видом регламентации взаимодействия субъектов задаются такие нормы действия, которые не могут быть выполнены либо в силу отсутствия состава деятельности, либо в силу того, что их выполнение нарушает условие воспроизводимости действующего лица[19] (схема 1.5.).

            Следовательно, самостоятельная деятельность населения либо будет производиться в режиме теневой экономики, либо не будет производиться вообще, либо деятельность населения будет осуществляться в режиме вымогательства ресурса воспроизводства у  властей (напр., забастовки, голодовки...).

     

            Т.е. национальное ОРУ, исчерпав к середине XX в. ресурс модернизации системы, на современном этапе в своих претензиях на властвование использует в качестве ресурса язык нации, производя его демонтаж.

2. В течение 10-ти с лишним веков в инструментарий национального ОРУ входили три средства: демонстрация, распределение, репрессии. На современном этапе осуществление репрессий в прежних масштабах невозможно, ресурс распределения крайне ограничен - амортизируется инструмент "демонстрация" (причем скорость "истирания" используемых знаков нарастает[20]).

Таким образом, национальное ОРУ, не создавая практичные и перспективные управленческие средства (т.е. функционируя в рамках сиюминутного удержания себя при власти), неизбежно допускает включение территории, населения и себя самого в чужой проект:

      с середины 40-х г.г. советскому ОРУ извне навязывается режим гонки вооружений;

      к началу 80-х г.г. становится очевидна губительность следования этому режиму для национального хозяйства и даже для системы в ее прежнем виде;

      национальное ОРУ не выдвигает альтернативы заданному режиму[21];

      на современном этапе территория страны - с ее населением и оргуправлением - пребывает в мифах властных представлений (типа "власть-подчинение"), при этом функционирует в режиме, задаваемом извне[22].

 

В ходе работы над первым разделом авторами были получены представления о сущности действий российского ОРУ, обозначаемых им как политические: воспроизводство схемы власти как формы превращенного обмена, осуществляемое через демонтаж языка, социальных[23] и хозяйственных[24] структур. Результатом спекулятивного употребления лексической единицы "политика", т.е. действий, не обеспеченных понятием, является: для национального ОРУ - неуклонное сокращение ресурса власти + невозможность задания позиции себе и нации при взаимодействии вовне; для авторов - ухудшение условий воспроизводства.

Для движения к целям, заявленным авторами во введении, им надлежит также сконструировать понятие "ПОЛИТИКА", пригодное для практического употребления.

 

II.     Структура понятия "политика" простраивалась через последовательность следующих процедур: генетические реконструкции социокультурных процессов, выделение значимых единиц, схематизацию, обобщение.

Для определения места политики в структуре человеческой деятельности в рамках становления цивилизации необходимо выделить условия возникновения и выделения этого вида деятельности, со своим особым инструментарием,  материалом  и  продуктом/ результатом.

 

2.1.      Место оргуправления в структуре деятельности

Существенными на данном этапе работы являются следующие полагания[25]:

- место под деятельность образуется при условиях:

1.    наличия сообщества (популяции) индивидов;

2.    наличия совместной деятельности[26] индивидов;

3.    наличия организованного сознания, т.е. сознания, в котором представлены умения производить мыслительные операции (напр., сравнения, классификации), устанавливать связи между действиями, явлениями[27].

            В принципе п. 3 содержит список средств/инструментов индивида, употребляя которые он способен представить себе с большей или меньшей степенью детализации последовательность и состав действий других индивидов, употребляемых им для реализации собственных интересов, и далее реализовать такое представление технически[28].

Таким образом, в деятельности индивида выделяются два уровня: уровень мыслительных операций и реализационный. (Действия на первом уровне производятся на материале собственного сознания индивида и требуют средств, эскизно обозначенных в п.3, действия по реализации производятся на другом материале - сознании людей - и требуют иного инструментария, напр., знаков-соблазнов, знаков-угроз, знаков-команд, специальной работы по организации понимания и т.п.)[29]. Как следствие, постепенно производится стратификация социума: на удерживающих целое - тех, у кого схема действий представлена полностью, и на частичных исполнителей; иначе говоря, из общего объема реакций/действий происходит выделение и оформление деятельности организации/управления/руководства.

Последовательность процедур оргуправленческой деятельности состоит из (схема 2.1.):

-     фиксации в сознании индивида происходящих явлений, событий, действий других людей (1);

-     анализа как разделения целого на части (2);

-     конструирования/компилирования схем действий (напр., интриг) в соответствии со своими целями (3);

-     реализации (4).

Примечание:

      использование обозначенных процедур постепенно приводит индивида к инструментальному отнесению  к окружающему миру[30];

      в "естественном" функционировании оргуправления как ресурс не выделяются и, соответственно, не рассматриваются мыслительные средства самого оргуправления (логические операции, процедуры обращения с объектами и т.д.).

            Обобщение.

Имеет место естественно - натуральная цикличность цивилизационных процессов по схеме: выработка норм соорганизации, функционирование в рамках традиции (иногда довольно долго, напр., у изолятов типа австралийских аборигенов), освоение и истирание идеального ресурса[31], преодоление дефицита ресурса различными способами (захват натуральных ресурсов, смена религии, откат в традицию и т.д.), и, после дожигания ресурса - потеря ориентиров деятельности (фактически, вынужденный отказ от ранее принятых форм организации) и если не найден следующий ресурс - свертывание/стагнация социума (в исторической литературе отражается как упадок цивилизации).

Для цивилизационного процесса характерен эволюционный[32] тип движения. В целом оргуправленческая деятельность не выходит за рамки ползучего эмпиризма (см. сх. 2.1.). Наращивание средств в рамках цивилизации производится случайно за счет "вариаций" - в режиме открытий и изобретений.

Т.о., в "естественной" оргуправленческой деятельности неявно выделяются две компоненты: исполнение управленческих функций и создание новых средств, обеспечивающих эту деятельность.

 

2..2.     Воспроизводство социокультуры на основе традиции

            Основной (базовый) процесс для любой социокультуры - воспроизводство (как условие ее существования) включает воспроизводство абсолютно всего: представлений, социальных структур, хозяйственных приемов, физическое воспроизводство самих индивидов...[33] Устойчивость воспроизводства социума определяется взаимным соответствием двух ресурсов: природных и "идеальных"[34], т.е. норм действия (представлений) по поводу употребления природных ресурсов (включая соорганизацию деятельностей, организацию быта, социокультурное устройство и т.д.).

 

Индивид действует в рамках представлений, имеющихся в наличии в его сознании. Состав представлений индивида определяется эволюционно сложившимися функционирующими в социокультуре ценностями, нормами, мифами. Совокупность норм/представлений задает структуру социума, а следовательно, воспроизводство популяции. Механизмом, позволяющим этой схеме транслироваться,    является    традиция   (схема 2.2.).

Представления воспроизводятся

в действиях индивидов, тем самым как бы сами непрерывно воспроизводятся в данном социуме: получается почти замкнутый цикл, нарушающийся случайностями типа изобретений, открытий, ненормативных действий, при  взаимодействии  с  носителями   других социокультурных норм (создается прецедент допустимости существования другого), при столкновении (напр., военном, тем более - поражении[35]) с другой формой социальной организации.

           

2.3.      Истоки политики

В данном разделе представляется целесообразным произвести реконструкцию содержания оргуправленческой практики населения древнегреческих полисов, т.к. именно здесь впервые в истории введено понятие политики.

Специфика управленческой практики древнегреческих полисов обусловлена:

      концентрацией населения в полисах и ограниченностью натурального ресурса, что вынуждало граждан вырабатывать принципиально другой - идеальный - ресурс;

      наличием рабовладения, которое вынуждало вырабатывать средства для организации чужого труда и освобождало гражданам полиса время для реализации своих интересов в других сферах (организация, управление, выработка теоретических оснований общественной практики);

      хозяйственной независимостью неаристократических слоев населения, достигнутой к началу V века до н.э., наличием у всех граждан полиса военного опыта и вооружения, что вынуждало представителей всех страт в рамках групповых интересов вырабатывать совместные действия и обеспечивающие их объемлющие/рамочные понятия[36].

            Средства, обеспечивавшие соорганизацию действий:

      публичное обсуждение общественных дел;

      работа над понятийным аппаратом[37];

            Формой осуществления публичного обсуждения и теоретической работы являлся диалог/полилог[38] (схема 2.3.). В отличие от других форм речевой деятельности, диалог специфичен употреблением содержания сознания партнера по диалогу как средства для получения заранее определенного продукта, что вынуждает осуществлять специальную организацию действия

через нормируемое распределение    и     фиксацию     позиций, соответственно деятельностей (конструирования, рефлексии). Это, в свою очередь, вынуждает обеспечивать удержание темы, смыслов, фиксацию способов работы, позиционирования и т.д.           

            Продуктом деятельности, основанной на работе механизма диалога, выступают (в актуальном времени) конструктивы различного типа: идеи, структуры, логики, схемы и сценарии действий; а также понятия, напр., закона - как описания обязательной для всех нормы действия, употребление которой обеспечивается пониманием[39] выгодности такого способа взаимодействия (как повышающего устойчивость воспроизводства как отдельного индивида, так и популяции в целом).            

Анализ исторических материалов, содержащих описания деятельности населения и оргуправления полисов позволяет заключить, что в данный период осуществлен акт развития: оргуправленческая деятельность была дополнена новым "блоком", что изменило качество воспроизводства обозначенного социума.

Перечисленные характеристики позволяют сделать вывод, что в целом политика есть механизм (и специфическая деятельность) движения/развития форм жизнедеятельности социума[40].

 

2.4.      Структура политики

            Имеющееся в исторической практике многообразие видов политической деятельности сворачивается в таблицу, где одна координата относится к видам деятельности, а другая - к ее продуктам:

Деятельность/Продукт

Представления

Технологии

Структуры

Стратегическое ОРУ/Политическая философия

I. Конструирование

1

2

3

Тактическое ОРУ/Идеология

II. Адаптация

4

5

6

Оперативное ОРУ/Администрирование[41]

III. Натурализация

7

8

9

Политическая деятельность расслаивается по материалу и средствиальному оснащению на деятельности конструирования (которая по принципу не может иметь массового характера, т.к. сначала должен состояться акт критики образа жизни, а значит, и собственных представлений) - и деятельности адаптации и натурализации - производимых в зоне так наз. публичной политики.

Конструирование есть деятельность по переработке представлений, содержащихся в сознании индивида, в формы понятий (напр., свобода, демократия, гражданин), идей (напр., возможности существования общества без института частной собственности), что обеспечивает получение пространства под освоение оргуправлением во многих областях деятельности (не только политической, но и юридической, экономической и т.д., напр., смена представлений о наделении правами низшего по званию - высшим[42], о концепции естественных прав человека привела к смене форм правления в Европе, к возникновению новых государств в Северной и Южной Америке, во многом изменила представления о мире и обществе).

Адаптация есть деятельность по преобразованию понятий политической философии в формы идей - ориентиров, воспринимаемых индивидами и сообществами как перспектива[43]. Эта деятельность имеет важное самостоятельное значение, так как неадаптированные идеи либо вообще не воспринимаются социумом, либо, - сваливаясь на вписанные системами подготовки, традициями - в этом смысле несамостоятельные - представления о возможном/разрешенном образе жизни, - могут привести к потере ориентаций, деструкции, а далее - к деградации социума.                                             

Деятельность натурализации обеспечивает перевод адаптированных представлений/понятий/идей в формы, подлежащие реализации (оргформы, сценарии, сметы и т.п.), что замыкает матрицу структуры политики,  обеспечивая необходимую полноту охвата этой деятельности.

 

2.5.      Некоторые аспекты приложения таблицы на практике

Деятельности, зафиксированные в таблице, имеют разную степень представленности/распространенности в деятельности индивидов и сообществ.

Наиболее распространенными являются деятельности, относящиеся к ячейке №9, результатом действий по натурализации является организация всевозможных партий, обществ, организаций, советов, комиссий и т.п. Далее формы этих структур могут воспроизводиться довольно долго, но иногда возникает дефицит форм организации (что есть неявное свидетельство непрактичности таких форм). Это в свою очередь требует "перемещения" по таблице к ячейкам №№ 8, 6. В первом случае (при обращении к ячейке №8) производится смена способа действий, при обращении к ячейке №6 - смена структуры какой - либо организованности[44].

Более драматична ситуация, когда продукты ячеек №№6 и 8 освоены, содержащиеся там конструктивы больше не дают прироста качества. В этом случае приходится обращаться к деятельностям адаптации политических понятий/идей (ячейка №4), политических технологий (ячейка №5) и/или конструирования технологий и структур (соответственно, ячейки №№ 2 и 3) и впоследствии других/новых способов действий, другого/нового образа жизни[45].

Обращения к деятельности конструирования представлений (ячейка №1) в истории человеческой цивилизации - редки и открывают широчайшее поле для деятельности индивидов и сообществ в рамках остальных ячеек[46].

Итого: политика есть составная часть оргуправленческой деятельности. Если она отсутствует, то оргуправление либо поддерживает воспроизводство норм, что обеспечивает функционирование социума (иногда довольно устойчиво), либо хаотически манипулирует культурными единицами, употребляя их спекулятивно/сиюминутно, что приводит к их разрушению, а в итоге - к деградации социума. Наличие политики в составе оргуправленческой деятельности позволяет оргуправлению простраивать движение социокультуры, преодолевая явления кризиса (либо не доводя до них).

Схематически данные альтернативы можно интерпретировать следующим образом:

 

ОРУ, функционирующее в рамках воспроизводства нормы (типа традиции): в зависимости от степени развитости структуры социума место ОРУ может не выделяться вообще, но могут функционировать весьма сложные (и оформленные) социальные механизмы.

            При циклическом воспроизводстве социокультуры политики - как особой деятельности - нет и быть не может. (Фактически: цикл непрерывного воспроизводства "прошлого").

 

            ОРУ в условиях недостаточности традиции для устойчивого воспроизводства: "импровизации" /ситуативно-хаотические манипуляции. Средств для запуска политической деятельности нет[47].

Следствие: стагнация всего объема социокультуры. (Фактически: разрушение "прошлого" без замещения его "будущим").

 

            ОРУ в режиме политического программирования развития социокультуры: налицо специальные инструменты и выделенные области деятельности. (Фактически: последовательное замещение "прошлого" "будущим").

       

Практические реализации политической деятельности в 20-м веке имели место не единожды, что позволяет выделить специфику ее разворачивания во времени[48] :

"Шаг развития" переводит воспроизводство социума (в.1.) из предыдущего режима в новый, позволяющий преодолеть явления кризиса/ стагнации, после чего такой режим оестествляется

установления программы приобретают статус традиции).

Далее следует воспроизводство новых норм (в.2.) - вплоть до следующего кризиса...

 

 

Итоги обсуждения темы. Выводы. Следствия.

Нетрудно обнаружить, что воспроизводство социума, основанное на властных отношениях, не допускает одновременного существования политических форм деятельности. Обратное утверждение, как представляется, также справедливо. Фактически эти формы сознания и деятельности (бытия) составляют оппозицию типа: монополия - партнерство (оно же: "стагнация - развитие", "прошлое - будущее" и т.д.).

Не составляет также труда обнаружить, что нынешнее состояние российского национального сознания неукоснительно воспроизводит слегка модернизированные фигуры традиционных властных представлений. Та часть нации, которая активно выступала в начальный период реформ за радикальный отказ от такого "прошлого"[49], оказалась без необходимого мыслительного инструментария, что неизбежно свело на нет импульс ее активности[50].

Поскольку имеющееся положение дел никак нельзя считать удовлетворительным (условия воспроизводства - если не нации, то по крайней мере отдельно взятых индивидов - явно дефициентны - в части его, т.е. воспроизводства - культурно-исторической осмысленности), актуальным выступает получение необходимых (и, главное, - практичных !) представлений по части создания прецедентов политической деятельности отдельных "политических" локусов (и движения развития внутри них, за счет них, вместе с ними - пока это не вполне понятно...). Может ли, напр., территория (напр., город, как специфическая организованность) стать "оболочкой" таких "локусов" - тоже пока неясно (каковы условия, требуемое обеспечение, средства,... - ?). По крайней мере то, что было реализовано в античных Афинах - вряд ли возможно в условиях РФ в тех же формах (дело ведь не в типе или организованности территории, а в сознании людей, ее населяющих...).

То, что очевидно даже "на берегу", это несовместимость таких "локусов" с "территорией власти" - идейная, хозяйственная, организационная и т.д. - и в то же время - вынужденность их взаимной "техники безопасности" (причем, поскольку "территория власти" ныне не располагает прежней силовой мощью, такое совмещение не выглядит столь фантастично, как это могло быть несколько десятилетий назад), а также употребление "территории власти" в качестве "подстилающей поверхности".

Очевидно также, что такая работа должна быть оригинальной, вряд ли удастся ограничиться компиляциями (типа: опыт США, опыт Японии и т.д.) - в условиях "вязко-ползучего" российского феодального сознания иначе "не пройти".

Тема "Власть и политика" в этом отношении - материал (и, как представляется, существенный фрагмент) для возможного содержательного диалога (т.е. выращивания политики/развития).

 

"ОДА"



[1]           Версия о "приглашении варягов" является ни единственной, ни самой обоснованной, но предложили ли они свои услуги сами или обошлись вовсе без приглашения - факт заимствования  остается. (Термин "заимствование" применен не оценочно, а в качестве фиксации распространенной в то время практики.)

[2]           Например, в качестве мощного инструмента укрепления своего верховного положения за счет переструктурирования картины мира подданных была использована православная версия христианства.

[3]           Введение золотоордынцами практики выдачи ярлыков на княжение как абсолютного обоснования власти князя способствовало укреплению данного позиционирования.

[4]           А возможен ли был такой "запуск", каковы средства/условия такого "запуска" - тема отдельного исследования. Но факт остается: "экономия мышления" - налицо.

[5]           Схема была описана Б. Брехтом: "Шагают бараны в ряд - бьют барабаны, Кожу на них дают сами бараны..."

[6]           При этом в качестве ресурса выступает в том числе и сам "человеческий материал".

[7]           С момента введения христианства на Руси ОРУ производит подкуп церковных иерархов (строительство храмов за счет княжеской казны, введение десятины) в обмен на идеологическое обоснование абсолютной власти князя. Тем самым ОРУ задает церкви позицию идеологически вторичную, когда она принципиально не может выдвигать идеи вне рамок, задаваемых княжеской властью (исключения: "стригольники", "нестяжатели"). Создание в XVIII в. Священного Синода организационно оформляет статус церкви как структуры, функционирование которой нормируется государством.

[8]           Практика переселений, физического уничтожения представителей этих сословий была направлена на ликвидацию даже потенциальных центров формирования оппозиции княжеской/царской власти; "своды" и выборочное предоставление привилегий приводили к дроблению сословий на чины, к невозможности осознания их представителями сословных интересов.

[9]           Дефицит управленческих средств восполняется репрессиями как самым эффективным из имеющихся в арсенале оргуправления для воздействия на население (например, введение опричнины Иваном IV); однако эти средства оказываются неэффективными при взаимодействии с системами, построенными на других принципах (например, в Ливонской войне).

[10]         Многочисленные указы об обязательной службе и указ о единонаследии вынуждали безземельных дворян поступать на государственную службу.

[11]         Напр., все сословия имели жестко регламентированные обязанности перед государством (т.е. государем): обязательная служба дворян, введение подушной подати и повинностей в пользу государства, регламентация способов хозяйствования у "третьего сословия", церковная реформа, приравнявшая священников к государственным служащим.

[12]         Подати увеличены втрое, население сократилось на 1/5.

[13]         Екатерина II - Павел I, Павел I - Александр I, Александр I - Николай I, Николай I - Александр II, Александр II - Александр III, Александр III - Николай II.

[14]         Государственный аппарат и офицерский корпус формируются в основном из дворянского сословия. Впрочем, служба вынуждала представителей дворянства осваивать знаковые средства, накопленные в западноевропейской естественнонаучной практике, и часть дворянства осваивает и философские, социальные знаки/идеи, что дает опыт работы с понятиями и средства для сопоставления знаков, используемых оргуправлением, с его действиями. Результатом этой работы являются различные формы сопротивления части дворян действиям властей, регламентирующим все сферы жизни (уход в частную жизнь, реализация себя в искусстве, общественной деятельности), в 1828 г. князь Вяземский с предельной ясностью сформулировал: "У нас ничего общего с правительством быть не может. У меня нет более ни песен для его славы, ни слез для его несчастий". В редких случаях представители дворянства пытаются простраивать свою деятельность самостоятельно.

[15]         Первым симптомом дестабилизации системы стала кампания 1812 г. (захват Москвы Наполеоном). Россия терпит поражение в Крымской, Японской и Первой мировой войне, столкнувшись с принципиально иначе организованными системами (рассмотрение принципов организации таких систем находится вне рамок данной работы). Действия русской армии были успешны в том случае, когда осуществлялось взаимодействие с однотипными системами, уступающими по количественным и техническим параметрам (русско-персидские кампании 1804-13, 1826-28г.г., русско-турецкие войны 1806-12, 1828-29, 1877-78 г.г., присоединение Финляндии 1808-09г.г., присоединение Средней Азии 60-70 г.г.)

[16]         Например, создание III отделения в ответ на воздействие декабристов и т.п.

[17]         Исключение составляют периоды, когда национальное оргуправление подкрепляло свои претензии на мировое доминирование обеспечением технической грамотности части населения (Петр I, Елизавета, Екатерина II, Советы).

[18]         Например, обозначается "программой" список мероприятий или план, тогда как в состав программы входит: описание объекта, воздействий на него, механизмов, обеспечивающих эти воздействия; набор сценариев запуска и функционирования механизмов; описание методов и критериев контроля за работой программы.

[19]         Например, действующее налоговое законодательство.

[20]         Знак "усиление классовой борьбы" продуктивно использовался с конца 20-х до середины 50-х; "построение коммунизма к 1980 г." - продержался с начала 60-х до начала 70-х; в период с 1985 г. по 1999 г. были задействованы знаки: "социализм с человеческим лицом", "перестройка", "демократизация", "рыночная экономика", "приватизация", "либерализация", "стабилизация экономики", "национальное согласие", "политическое согласие"...

[21]         Так как национальное ОРУ к этому времени воспроизводится за счет расходования природного ресурса и не зависит от состояния хозяйства в целом, то у него нет необходимости в разработке альтернативных идей.

[22]         Функция сырьевого придатка и режим откачки сырья заданы через введение знака доллар как средства накопления и гарантии воспроизводства, что инициирует действия населения этой территории (по откачиванию сырьевого ресурса) и ОРУ (по поддержанию данного режима). Попутно: откачка сырья с территории - весьма традиционный способ воспроизводства ОРУ и нации в целом, во времени меняется лишь его ассортимент.

[23]         Неслучайно в России последовательно понижаются требования к качеству учебной подготовки. Из состава учебных предметов последовательно выводятся  дисциплины, освоение которых требует наработки и применения логического аппарата, содержание подготовки выхолащивается до формальных описаний и т.п. При этом ОРУ получает желаемое качество населения - недееспособность. Аналогичные манипуляции национальное ОРУ производит не только с системой подготовки/образования, но и с другими социальными структурами, напр., с армией.

[24]         Так, например, в процессе приватизации было произведено "перераспределение" - некоторая часть государственной собственности переведена в частную. Так как механизмов, обеспечивающих прибыльное функционирование производств не создано (прежде всего - законодательных), то новоиспеченный "собственник" не усматривает связи между своим благоустройством и функционированием производства и обеспечивает свое благополучие через манипуляции с ценными бумагами, зарплатой работников или просто разворовывание. Результаты подобной "практики" известны...

[25]         Воспринимаемое людьми понимается ими по - разному, в зависимости от того, каковы основания понимания: божья воля, закон природы, общества, результат взаимодействия систем, интересов или характеров людей... От принятых оснований зависит практичность результата, его рамка". Назначение этого раздела - координация, т.е. обозначение и обоснование единиц рассуждения (аксиоматики). Несмотря на очевидность представленных полаганий, их фиксация необходима, т.к. при использовании другой аксиоматики (напр., психологической, типа: ...настала необходимость проявить политическую волю...) будет получен другой продукт (если он вообще может быть получен таким путем), но никак не целостный рамочный результат.

[26]         Выделение деятельности как особой категории произведено Г. Гегелем, в XX в. деятельность стала предметом исследований методологии (Г. П. Щедровицкий и др.).

[27]         П.2. является до некоторой степени следствием реализации п.3., т.к. в противном случае будет иметь место не деятельность, а поведение.

[28]         В данном случае "технически" понимается как действие с заранее просчитанным результатом и затратами средств (времени, материалов и т.п.).

[29]         Характерно что организационная/управленческая деятельность имеет знаковую природу, причем дважды: во внутреннем и внешнем плане, сначала как оперирование со знаками, затем оперирование сознаниями и последующими действиями индивидов посредством знаков.

[30]         Этот факт стал достоянием оргуправленческой мысли к XV в. - в трактате Н. Макиавелли Государь произведена фиксация инструментального отнесения к  содержанию индивидного и массового сознания (хотя она выражена в религиозных терминах, типа человеческие пороки или добродетели...) и даны своего рода инструкции по его использованию для удовлетворения интересов оргуправленца (как их представлял автор).

[31]         "В норме" идеальный ресурс не выделяется как таковой. Но именно он определяет траекторию движения социума. Среди таких организующих, задающих перспективу единиц идеологического/ политического уровня: демократия, прогресс, общество потребления, постиндустриальное общество - читатель может самостоятельно дополнить этот список.

[32]         Применение термина "эволюционность" - несколько условно, т.к. у социальных процессов (в отличие от природных) всегда есть "авторы" преследующие свои интересы (или точнее - тип позиционирования и состав интересов поддается реконструкции; более того, как правило, действия "авторов" вполне предсказуемы).

[33]         Данные полагания не являются оригинальными, однако приведены здесь - во избежание "разрывов логики".

[34]         Материально - природный ресурс есть проекция ресурса идеального. Напр., нефть или плутоний существуя как химические элементы не являлись ресурсами, пока по этому поводу отсутствовали соответствующие представления.

[35]         В норме массовому сознанию доступна фиксация именно эмпирических проявлений несостоятельности употребляемых схем действия (типа военных поражений), но никак не фиксируется  непрактичность собственных представлений.

[36]         Напр., город - как рамочный/объемлющий знак, задающий способ взаимодействия индивидов (т.е. согласование интересов индивидов производится не напрямую, а через употребление знака). Возможное спекулятивное употребление знака имеет ограниченный ресурс, т.к. взаимодействие граждан производится в рамках прямой демократии.

[37]         Впервые язык как мощное средство организации/управления деятельностями и как объект специальной работы использовали софисты. Впервые в истории цивилизации содержательный анализ лексических единиц производит Сократ, таким образом оформляя их как категории (этические, управленческие, эстетические...), употребляемые затем как средства для конструирования представлений о том, что будет исполнено практически. Исследование мышления как особой идеальной деятельности предпринимает Аристотель.

[38]         Впервые зафиксированный именно в древнегреческих текстах (Платон, Аристотель...)

[39]         В  отличие от, напр., веры, хотя бы и в закон, открывающей возможность спекулятивного употребления как самой категории, так и нормативных актов (см. ч. I).

[40]         Однако данная дефиниция обладает содержательной закрытостью, поэтому должна рассматриваться читателем лишь как заготовка понятия, но никак не само понятие (авторы находятся в ином положении, т.к. содержательная развертка знака "политика" ими к этому месту текста уже произведена).

[41]         Администрирование необязательно должно содержать компоненту политики, в частности, при феодализме, но в рамках развернутой политической действительности административная компонента представлена неукоснительно - в ее функции входит,  например, организация понимания.

[42]         Напр., в феодальной структуре взаимодействий сюзерен наделял вассала правами и обязанностями.

[43]         Иллюстрацией деятельности адаптации может служить текст Декларации Независимости.

[44]         Напр., применение принципа "открытой архитектуры" позволило компании "IBM" занять лидирующее положение на рынке производства аппаратного компьютерного обеспечения.

[45]         В этом смысле иллюстративен опыт проектирования "американского образа жизни", как способа преодоления экономической депрессии в 1925 - 27 гг.

[46]         Так напр., деятельность христиан постепенно привела к смене мифологических представлений на религиозные: на совокупность единиц, представленных в мифологическом сознании (государство, семья, системы подготовки, хозяйство), были наложены ориентирующие как бы по "вертикали" понятия Бога- дьявола, праведности-греха, т.е. задана более сложная структура представлений, новая система ориентаций, а, следовательно, произведена трансформация способов и норм действий.

Следующим случаем обращения к ячейке №1 была линия Г.Галилей - Н.Коперник - Р.Декарт, приведшая к смене религиозных представлений на научно-естественные. В собственно политической действительности эта парадигма была развернута энциклопедистами и Руссо (концепция "естественных прав человека").

Вторая половина XIX-XX в.в. - время разворачивания и истирания деятельностных представлений. Началось это движение за счет последовательной технологизации не только производственных процессов, но и других видов человеческой деятельности: военной подготовки, систем образования, медицины, науки, искусства. Специфика деятельностной парадигмы в том, что эти представления задействуют все предыдущие "рамки": мифологическую, религиозную, научно-естественную. Научно-естественные представления задействуются в их средствиальной части: формализация (напр., движений рабочего породила конвейерную систему), применение статистических методов и теории вероятностей в социологических и производственных расчетах и т.д.

[47]         Применительно к нынешней социокультурной ситуации в РФ невозможность разворачивания собственно политической деятельности определяется доминированием в массовом сознании  традиционных структур представлений (типа "власть-подчинение"). Национально-территориальное ОРУ в этом отношении не является исключением. Такие феодально-религиозные структуры сознания - включая их более позднюю ортодоксально-коммунистическую модификацию - принципиально несовместимы с разворачиванием механизмов диалога, являющихся инструментальной основой политической деятельности. Формальное наличие институтов "говорения" (типа "парламента"/Думы) при этом ничего не меняет, т.к. в них осуществляется совершенно иная деятельность, основанная на иных механизмах.

[48]         В наше время стало общим местом указание на "японское чудо". Однако при этом часто упускается из вида, что режим "воспроизводства 1" для нее был ни чем иным, как феодализмом с огромной культурной предысторией. Кризисные явления нарастали в течение нескольких столетий, закончившись, наконец, полным крахом всей социокультурной системы в результате военного поражения во II-й мировой войне (периодически предпринимавшиеся попытки модернизаций ничего реально не давали, кроме некоторого пролонгирования кризиса).

            Фактическое осознание кризиса национального сознания - его феодально-религиозных структур - позволило оргуправлению произвести должную критику и инвентаризацию культурного "багажа" нации. Реконструкция процедур построения программы "обновления" нации позволяет предположить, что целые "блоки" культурных традиций были использованы как содержательная "начинка" принципиально новых программных ходов, существо которых можно определить, в частности, как: "качество людей определяет качество страны - и через это - ее приоритетное положение в мире, уровень жизни и т.д.".

            По-видимому, создатели программы не пошли по пути прямого "конструирования будущего" (типа "Плана ГОЭЛРО"), а решали проблему создания условий САМОСТРОИТЕЛЬСТВА нации и страны - через выращивание системы образования, законодательную реформу, задание ориентиров движения (типа: "фирма", "высокие технологии с минимальным ресурсопотреблением", "универсальное высшее образование как условие успеха" и т.д.).

            "Насаживание" новой парадигмы заняло около двух поколений (по времени), что позволяет констатировать, что теперешняя Япония больше не развивается (на общенациональном уровне), а реализует потенциал программы, запущенной после войны.

            Локальные программные "скачки" могут быть обнаружены даже в истории СССР, в частности, демонстративен опыт создания Новосибирского Академгородка (условия для "диалога" там были - несмотря на общую "тотальность" в стране - крупные ученые и в это время могли позволить себе иметь свое мнение и даже его высказывать, а также действовать не по "указивке", а именно "политически"). Однако "размытие" Новосибирского "Академполиса", его нивелирование до состояния всеобщей "серости" - тоже факт (идейно-организационное "ядро" не оказалось в состоянии выработать и освоить необходимые техники политической деятельности, ввести их в непрерывную работу - "эксперимент" закончился. А жаль.)

            Данный комментарий не распространяется на общероссийскую "практику" : оба раза (в 17-м году, в 90-х годах) имели место попытки модернизации архаических фигур национального сознания (методом "перелицовки"). Тексты под названием "Программа" издавались регулярно, а с 1998/99 г.г. от них отказались вовсе. (Про политику - и говорить нечего...)

[49]         Ее наличие и активность обнаружилась, в частности, в период известных событий под общим названием "ГКЧП".

[50]         В этом несложно убедиться: "Мы - не быдло !..." (Е. Боннэр и др.); но: а кто ? = отрицание "прошлого" не означает автоматически наличие "будущего" (т.е. программы нет и не будет). Следствия не замедлили проявить себя: оргуправление - а точнее - "расторопная" часть нации - тут же ассимилировала этот импульс для придания благообразных внешних форм имеющимся властным отношениям (надолго ли?).