"ОДА"

Образовательная ситуация и образовательные услуги в регионе

 

В качестве предисловия: почему-то принято считать, что образование является специфической сферой деятельности, поэтому в житейской и административной практике, как правило, говорят "о нем", но никак не про то, что "внутри". Наверное, для условий налаженного функционирования социума это резонно - это можно объяснить тем, что у "взрослых" есть масса своих забот и интересов, процедуры же формирования новых поколений они предпочитают перепоручать другим людям, тем, кто на этой деятельности специализируется. С некоторой долей условности, по-видимому, это же самое можно отнести и к способу действия оргуправления разных уровней - от национального до местного.

Однако можно выделить по крайней мере два случая, в которых интерес к образованию просыпается как у взрослых/родителей, так и у оргуправления. Первый случай - это когда задается вопрос : "куда уходят наши денежки?" (или: "что за эти деньги я буду иметь?"...). Второй случай - когда выясняется, что образовательные структуры из младенческого "сырья" произвели на выходе "образовательной трубы" что-то совсем не то (т.е. нечто другое, нежели представлял себе "заказчик"). Все сразу же становятся "крупными специалистами" и начинается выяснение традиционных вопросов "кто виноват (?)" и "что делать (?)" - оба достаточно бесплодные, т.к. ни средств отвечания на них, ни реально практичных продуктов по мере этих упражнений, как правило, не появляется (т.е. идет традиционная взаимная перепалка).

Тем не менее, особенно в ситуациях типа нынешней национальной - когда явно утрачены значимые ориентиры организации/движения нации - пусть хотя бы на местном уровне представляется здравосмысленным выделение некоторых ориентиров для действования, т.к. именно на этом уровне имеющееся оргуправление сталкивается с повседневностью быта людей, в том числе и в части "выращивания" молодежи. И если оно полагает себя не как "однодневное" (а куда ему деваться - от своего "места" не убежишь - того, где корни, где могилы родителей и проч.), то механическое перекладывание работы только на исполнительское функционирование "Органов Наробраза" есть непозволительное легкомыслие - т.к. формирование совокупных деятельностей на территориях, их закладывание/программирование (т.е. - метафорически - "делание будущего") есть прямая функция территориального оргуправления, а не отдельно взятого "Наробраза".

Последующий текст содержит аналитический обзор указанной ситуации на одной из "нефтегазовых" территорий Сибирского Севера, однако (возможно) с некоторыми поправками он может быть экстраполирован более широко.


 

1. Аксиоматика:[1]

1.1.            Воспроизводимость человеческого сообщества опирается на реализацию специальных ("педагогических") механизмов формирования устойчивых поведенческих и деятельностных автоматизмов у индивидов, через которые (и за счет которых) обеспечивается как воспроизводство сообщества в целом, так и отдельно взятого индивида. Эволюционирование человечества обусловлено созданием (изобретением, конструированием), отбором, накоплением этих средств (обучения, воспитания, формирования), т.к. употребляемый набор их определяет не только физическое воспроизводство (выживание) популяции, но и ресурс ее экспансии - территориальной, функциональной, численной и т.д. (т.е. устойчивости воспроизводства в рамке больших времен).

1.2.            Данное "формирование" есть не что иное, как программирование[2], где индивиду "поверх" его нейродинамических (т.е. "естественно - природных") структур "вписываются" искусственные, представленные в рамках популяции единицы: представления, нормы, языки и т.д.[3] Продуктом этой работы выступает сознание, которое может быть представлено как специфически структурированное программное пространство (плюс совокупность самих программ), управляющее действиями и поведенческими реакциями индивида. Представляется основательным также тезис о том, что само это пространство "вырабатывается" в ходе процессов и процедур программирования (дефекты программирования неизбежно сопровождаются разного рода клиническими проявлениями - по этому поводу имеется богатая эмпирика).

1.3.            Траектория популяции (народности, нации, цивилизации) определяется наращиванием данного программного инструментария[4], усложнением его структуры (либо консервацией, либо деградацией). Педагогический инструментарий является как бы "сверткой" и "зародышем" будущего популяции (социума) и одновременно пусковым механизмом реализации этого будущего[5].

1.4.            Педагогическая практика и оргуправление взаимозависимы: механизмы воспроизводства педдействительности обеспечивают наполняемость "человеческим материалом" в том числе и страты оргуправления, которое в свою очередь выдает "заказ" "педагогической машине" (как правило, в неявной форме, поскольку декларируемые лозунги и практически реализуемое действие могут расходиться вплоть до прямой противоположности) на производство социокультурного "профиля" желаемого (т.е. наиболее "удобного") для оргуправления сообщества (популяции).

1.5.            Появление государственности сопровождается выделением специальных "машин подготовки" - т.е. педагогической действительности (практики), обеспечивающей воспроизводство данной государственности (и ее оргуправления). Традиционная "педагогическая машина" обеспечивает прежде всего производство (воспроизводство) рабочей силы и солдат для государства и их "законопослушность" (т.е. управляемость "сверху") - независимо от географического положения государства и исторического момента. Некоторое размытие данной функции обнаруживается в современности как реакция на трансформацию государственности в более сложные формы организации социокультуры (напр. меж - и транснациональные структуры).

1.6.            Деградация идеологии (девальвирование в массовом сознании идеалов и ценностей по поводу государства и власти, утрата символов веры и т.п.) любого государства с одновременным свертыванием его функций является его распадом как организующей структуры. При этом обеспечивающая его "педагогическая машина" также теряет свое прежнее функциональное предназначение: налицо ситуация "двухэтажного" кризиса - как государственности с ее идеологией, так и системы подготовки (формирования) его граждан.

Последняя продолжает функционирование в сильно усеченных формах преимущественно по причине необходимости поддерживать "физическое" воспроизводство социума, несколько сглаживая процесс обвальной национально - социальной деградации. Ее функция трансформируется - происходит ее превращение в одну из специфических форм слабо организованного (и даже бытового) бизнеса, "паразитирующего" на потребности социума в физическом воспроизводстве (т.е. "педмашина" работает сама на себя)[6].

1.7.            Представляется неслучайным, что в России происходит (точнее: производится) постепенное снижение требований к "дисциплинарности", поначалу на уровне Наробраза, а далее, со сдвигом в несколько лет, - и в звене вузовской подготовки. В течение более чем двух последних десятилетий оно достаточно точно корреспондирует с процессом национальной идеологической и организационной деградации государственности (аналогичные проявления можно также обнаружить применительно, например, к статусу и реальному функционированию семьи, вооруженным силам и т.п.). Массированная психологизация Наробраза последнего десятилетия выступает индикатором утраты им социально - государственных ориентиров и целей.

Неизбежным следствием этих действий является повсеместное общее снижение уровня подготовки, когда из состава учебных предметов последовательно одна за другой выводятся все "стержнеобразующие" дисциплины, содержание подготовки редуцируется до "общеознакомительной" профанации - вплоть до прямых фактологических подлогов и проч. Одновременно под прикрытием лозунгов типа "заботы о светлом детстве", "психологического комфорта" и т.п. последовательно понижаются требования к итоговому качеству "продукта" (т.е. в нынешних терминах - "госстандарта образования"), размываются границы допустимости - чтобы при таких, "почти невидимых" требованиях можно было бы продолжать демонстрировать более - менее благовидную "отчетность" (и тем самым обеспечивать обоснование собственной социальной "необходимости" - как условие  доступа к бюджетному финансированию и дальнейшему воспроизводству себя).

1.8.            Ситуация кризиса имеет место, когда формально и однозначно фиксируется невозможность дальнейшего воспроизводства в прежних схемах действия - как применительно к отдельно взятому индивиду, так и к их сообществам. При этом то, что для одного индивида или сообщества выступает кризисом, не обязательно является тем же для другого : необходимо выделение "позиции", применительно к которой данная ситуация есть[7], хроническое же сокращение зоны воспроизводства социума есть лишь индикатор кризиса.

Факт ситуации кризиса наступает в случае, когда фиксируется дефицит представлений - т.е. индивидом или сообществом понято и осознано, что в рамках наличных представлений ресурс воспроизводства прежней структуры исчерпан и способов конструирования иных представлений (способных обеспечить преодоление кризиса) в имеющемся арсенале средств тоже нет.

Иначе говоря, имеет место ситуация выбора: либо произвести особую мыслительную работу, задающую иные рамки действия (и определяющие их представления о ценностях, образе мысли - если таковые будут обнаружены, - образе жизни и т.д., после чего переходить к предметно - практическому конструированию/программированию) - либо нет, сознавая неизбежные последствия[8].

2. Положение  дел

2.1.            Имеющаяся на территории города "N" система Наробраза выступает своеобразным зеркалом социокультуры региона в целом - поскольку промышленное освоение северных нефтегазовых территорий осуществлялось в относительно короткий промежуток времени (в течение двух - трех десятилетий), в одних и тех же конкретно - исторических условиях.

В настоящее время жизнедеятельность на этих территориях, ее воспроизводство в нынешних формах опираются на обмен продуктами деятельностей с другими территориями : "самопрокорм" этих территорий при имеющихся климатических и почвенных условиях практически нереален (если иметь в виду нынешнюю плотность заселения мест, а также оспособленность и ориентированность населения к натурализации хозяйствования, напр., в духе аборигенов или первой волны колонизации). Иначе говоря, добыча и продажа нефтегазового сырья и электроэнергии есть центральное условие существования/поддержания жизни на территории в имеющихся условиях (т.е. при полном отсутствии каких-либо иных деятельностей, способных производить конкурентоспособные продукты).

Специфика социокультурной ситуации может быть выделена, если принять во внимание, что интенсивное заселение территории велось привозными специалистами и рабочими (в значительном проценте - "случайными людьми"), инфрастуктура формировалась по остаточному принципу, значительные северные и отраслевые льготы и надбавки (в сочетании со скудностью и неблагоустроенностью быта населения) формировали специфическую идеологию "временщика" и "рвача" в массовом сознании.[9]

2.2.      На эмпирическом уровне вполне отчетливо обнаруживается, что местная субкультура отличается от регионов, освоенных в культурном отношении. При этом тенденция чванливо - агрессивной герметизации субкультуры выступает средством самозащиты и предохранения от болезненного ощущения ущербности (выморочности) и бесперспективности местного быта, местной жизни (т.е. от сравнения с "другими"). Фактически данная герметизация выступает формой и инструментом прикрытия/воспроизводства режима "паразитарного" потребительства, "убегания" от усилий по освоению (и усвоению) культуры, развернутого цивилизованного воспроизводства (в т.ч. и производства).

В качестве компенсаторного механизма употребляются повсеместно поведенческие схемы типа "у нас все есть", "мы все купим" и т.п. Тем самым демонстрируется самодостаточность и самодовольство (одновременно происходит накопление/демонстрация предметов - знаков "богатства", прагматически бессмысленных и безвкусных - представление "вкуса" замещено "шикарностью" - реакция, типичная для нуворишей)[10].

2.3.            Закупка разного рода гастролеров ("от - науки", "от - культуры" и проч.) не меняет существа дела, т.к. местное потребительство от этого не превращается автоматически в освоение культурных норм и образцов.

Разумеется, можно "купить" некий культурный эталон или образец (т.е. фактически - его форму), но если он не включен адекватным образом в качестве нормы в употребление, он становится мусором, т.е. бесполезным предметом, загромождающим пространство и мешающим осуществлению установившихся жизненных функций/отправлений[11].

Следствием такого замусоривания становится не столько культурное структурирование социума, сколько, наоборот, формирование антикультурных (т.е. хамских - в библейском смысле) квазинорм субкультуры, выталкивающих данный социум в маргинальную позицию[12].

2.4.      Важно при этом принять во внимание тот факт, что подобная же герметизация имела место в истории неоднократно, в том числе и в недавнем советском прошлом России. Режим железного занавеса выдерживался всеми доступными средствами, как через пропаганду (типа: несчастные негры и безработные Америки ютятся в картонных лачугах Нью-Йоркских трущоб - так, мол, живут "простые люди Америки", в то время, как "гнусные эксплуататоры" лопаются от своих миллионов, купаясь в роскоши...), так и через силовые средства (жесткая цензура, недопущение каких-либо контактов с заграницей, радиоглушение, слежка за всеми несогласными, угроза тюремного заключения, каторги, принудительного как-бы-психлечения и т.п.).

Однако по мере распада и деградации отечественного производства и освоения практики сырьевого экспорта в обмен на материально - предметный импорт, его (импорта) качество выступило однозначно - убедительным (демонстративным) фактором обессмысливания как режима железного занавеса (т.е. герметизации), так и самой структуры советской государственности.

Нынешние социально - политические (маркируемые как экономические) преобразования в этом смысле могут быть представлены как попытка смягчения процесса уничтожения менталитета нации и государственности (т.е. прежде всего феодально - религиозной традиции), их адаптации к неизбежной ассимиляции внешними геополитическими структурами[13].

2.5.            Применительно к местно-региональной ситуации такая герметичность выглядит иллюзорно, почти карикатурно, т.к. нет никакой физической возможности полностью избежать ревнивого сравнивания с другими территориями, все труднее поддерживать миф материального процветания региона. Даже если закрывать глаза на балки, бараки, общежития - трехлистники и т.п. - относительный уровень доходов (т.е. с учетом индекса местных цен) уже снивелировался со средним по стране (и даже отстает от некоторых территорий - особенно если учесть как иллюзорность прежде значимых северных льгот, так и раздутость вычетов, напр., в адрес ЖКХ и др.).

Так же точно, все труднее найти хорошо оплачиваемую работу при невысокой квалификации (неслучайно интерес к территории региона со стороны более квалифицированных рабочих и специалистов из других мест в основном определяется игрой цен - т.е. выгодно зарабатывать деньги в одном месте, а расходовать их и жить - в другом).

2.6.      В то же время уровень местного хамства (как продолжения традиции рвачества), криминальной напряженности (в той же традиции), корыстно - потребительского отношения ко всему превращает территорию в место, мало пригодное для цивилизованной жизни[14], полезное разве что в том смысле, что здесь, как нигде в другом месте, можно освоить приемы техники личной безопасности и агрессии, т.е. весьма своеобразная форма школы выживания, где индивиды выживают друг друга по каким угодно мотивам, а "ученик" вынужден осредствляться.

2.7.            Поэтому неудивительно, что родители, хоть сколько-нибудь всерьез озабоченные будущим своих детей, изыскивают возможности для отправки их на учебу в другие города - в вузы не столько "престижные", сколько, главное, с крепкими культурно - профессиональными и научными традициями. В том числе и за границу, и отнюдь не в режиме "краткосрочных курсов" (как формы туризма для провинциальных снобов), поскольку ни сейчас, ни в обозримом будущем никакой перспективы у данного региона они - и не без оснований - не видят (аналогично - в отношении "обратного" переселения талантливых людей)[15].

Фактически данные явления фиксируют как отсутствие герметичности региона, так и его крайне низкую социокультурную котировку (на прикрытие которой ориентирована данная герметизация).

2.8.            Система Наробраза в этих условиях оказалась обслуживающей прежде всего начальную школьную подготовку детей[16]. Фактически цепочка "ясли - детсад - школа - ПТУ" параллельно реализовала ситуативно более важную функцию : фиксацию детей и подростков на время отсутствия родителей на работе, обеспечение их физической безопасности и времяпрепровождения (в этом отношении данная функция специфична для всего Наробраза страны). Реальной же потребности в высококвалифицированных работниках "местного производства" не было (как ее реально нет и по сей день)[17].

Более позднее открытие филиалов отраслевых средних (а позднее - высших) профессиональных учебных заведений принципиально не изменило положения, т.к. потребность в высококвалифицированных специалистах весьма ограниченна и реализуется силами "взрослого" поколения (получившего по преимуществу подготовку ранее в других местах страны) - как местного, так и привозного.

2.9.            Фактически как в массовом сознании, так и в сознании оргуправления вместо отсутствующих регулярных представлений об эталонах образования (подготовки) представлены упрощенные поп - образцы, которые оестествлены за несколько десятилетий и ныне вполне адекватны наличной региональной субкультуре : допустимость дальнейшего пребывания в состоянии третьесортности социокультуры территории фактически воспроизводится и культивируется.

        

3. Последствия.

Существенным представляется рассмотрение возможных последствий дальнейшего неограниченного воспроизводства данных субкультурных норм для территории и ее оргуправления.

3.1.      Так, поскольку местные субкультурные нормы ни по развитости структуры, ни, соответственно, по качеству производимых на их основе местных продуктов деятельности в условиях доступа к мировому рынку труда вообще не подлежат никакой котировке (за исключением нефтегаза и электричества, качество которых не зависит от субкультуры), то вся данная территория (и население, и ее оргуправление) неизбежно оказывается в положении культурного изолята (иначе говоря: резервации), воспроизводство которого опирается исключительно на наиболее примитивные (а потому - и дешевые) процедуры добычи сырьевых ресурсов[18].

3.2.            Фактически процесс такого обособления уже запущен на сибирских нефтедобывающих территориях, его дальнейшее разворачивание связано с последовательной рационализацией производства (т.е. с сокращением избыточной рабсилы, ликвидацией необоснованных льгот[19], технологизацией производства). Параллельно изменяется структура дислокации производственного оргуправления - на местах сохраняется по преимуществу только нижнее и среднее производственное звено, функции же стратегического управления, внешних взаимодействий, распределения доходов и т.п. выносятся за пределы территорий, в крупные культурно - политические центры - как внутри РФ, так и за границу[20].

3.3.      При такой диспозиции системе Наробраза (как и всему территориальному оргуправлению) предписывается функция стабилизации ситуативной социокультурной обстановки (напр., путем недопущения актов открытого гражданского неповиновения). Поскольку формировать дисциплинированную и квалифицированную рабсилу данная система не ориентирована и не в состоянии - задача комплектации производства решается за счет импорта вахтовой рабсилы (попытка применения дискриминационного законодательства уже показала свою неэффективность)[21].

3.4.            Паразитарность территории, таким образом, обуславливает ее социокультурную деградацию, превращает ее в тупиковое место, выбраться откуда на уровень мировых достижений практически невозможно, а режим догнивания обеспечивается (и оплачивается) наличием трубы, на которой эта территория паразитирует[22].

Если при этом принять во внимание смысл сноски 7 (см. выше), а также тот факт, что сознание как местно-регионального, так и национального оргуправления структурировано в тех же специфических религиозно - феодальных схемах, что и массовое сознание в целом,[23] то вполне логичным представляется необнаружение им фиксированных выше процессов.[24]

 

4. Разрывы в деятельности оргуправления как ресурс создания новых деятельностей

Логика разворачивания действий оргуправления - в данном случае на местно-региональном уровне - может иметь минимум два крайних варианта, один из которых ориентирован на сохранение статус кво и дальнейшую инерцию означенных выше процессов, другой - на придание территории и ее социокультуре самостоятельного значения и культурно - исторической траектории (точнее : на "выращивание" этих качеств).

4.1.      Весьма многочисленны эмпирические свидетельства наличия в функционировании действующей системы "Наробраза" явных разрывов. Одно из них, упоминаемое чуть ли не чаще всего - неспособность муниципально - государственного оргуправления имеющимися/производимыми ресурсами обеспечивать даже простое физическое воспроизводство педагогической рабсилы в системах школьного, профессионального и высшего профессионального образования. Вследствие этого у рядового персонала появляется как соблазн, так и вынужденность левых подработок (которые сейчас не так уж редки, но, как правило, не афишируются по понятным соображениям)[25].

Другой момент - организация эффективной профессиональной деятельности педагогов - т.е. того, что собственно и определяет получение социокультурного продукта - замещена говорением - типа завхоза, бухгалтера или строителя (плюс лозунгами и заклинаниями религиозно-психологистического толка - в отношении заботы, долга, преданности, профессионализма и т.п.). В результате как бы за пределами внимания (случайно ли?) остаются достаточно деликатные и непростые вопросы состава, структуры, принципов, качества, содержания, направленности образования населения, соответствия декларируемых целей фактически осуществляемому действию и т.п[26]. И, как следствие, профессионализм в оргуправлении и собственно педдеятельности замещается бог знает чем (а фактически - коммунальным времяпрепровождением в режиме непрерывного выяснения/налаживания отношений)[27] - поэтому ответ на вопрос, что же должно быть на выходе, вроде бы самоочевиден.

4.2. Действование оргуправления в направлении сохранения статус кво (под девизами типа "преемственность", "сохранения лучших традиций" и т.п.) в конечном итоге может быть обозначена уже известными списками мероприятий в духе : "обратить особое внимание", "принять все (экстренные) меры", "укрепить (исполнительскую) дисциплину", "повысить (ответственность)", "сделать (соответствующие/правильные) выводы", "выйти с предложениями" и т.п. - весь этот "арсенал" воспроизводится десятилетиями. И его "результативность" тоже вполне очевидна, фактически здесь лишь указано на тип тех "продуктов" функционирования оргуправления (для обеспечения "узнаваемости" этого, по предположению, достаточно), который может быть произведен в рамках имеющихся представлений[28].

Однако это не означает, что полностью отсутствуют возможности локальных улучшений - хотя бы в отношении локализации негативных последствий нынешней оргуправленческой и "образованческой" деструкции (и, если повезет, также в части снижения описанного выше субкультурного барьера).

4.2.1. Так, представляется достаточно здравосмысленным для территориального оргуправления запуск параллельных образовательных структур - помимо сугубо "Наробразовских", в частности, путем упорядочения того, что раньше называлось "частной практикой" (репетиторство и т.п.). При этом очевидно, что разворачивание структур по оказанию различных дополнительных педуслуг - в рамках бытующих оргуправленческих представлений - может быть осуществлено  только по уже имеющимся схемам. Это заранее определяет статус и функцию таких дополнительных параллельных структур - как призванных вытеснить или дополнить имеющиеся стихийно - коммерческие педдеятельности, не охваченные контролем и управлением со стороны административных структур территории.

4.2.2.   Как представляется, наиболее благодатным материалом работы оргуправления являются уже имеющиеся инициативы, возникающие как бы сами собой (т.е. за счет изобретательности, инициативности и предприимчивости самого населения), но пригодные для структурного оформления (а иногда и нуждающиеся в нем).

n    Так, в принципе уже сложились "естественные" зачатки схем действия по организации конъюнктуры на педуслуги, более того, имеет место и первичная кооперация деятельностей[29] (аналогичную же задачу решают ныне повсеместно так наз. "психологические службы", но с меньшей эффективностью).

n    Техники стимулирования также освоены в настоящее время - в том числе и в рамках Наробраза (напр., в гимназиях - лидерах, как правило, функционирует та же схема, что и в "большом спорте" - гонка с призами и выбыванием). Попутно: для наиболее тщеславно ориентированных и организованных подростков такая схема обеспечивает формирование выносливости и быстроты логических операций - в отличие от простого "выпаривания" в условиях описанного в сноске репетиторства.

n    Постоянно проводимые кампании "аттестации", употребляемые как средство давления на учительство (обеспечивающее подчиняемость, замазывание профессионально-содержательного вакуума и т.п.) не составляет больших затруднений употребить одновременно и как инструмент организованного программирования конъюнктуры для педдеятельности, если их сопровождать соответствующими сертификатами и рекламной кампанией - как для организации конъюнктуры родителей, так и самих педагогов (престижность и высокая оплата "лидеров", организация "гонки за лидером"  и т.п.).

n    Не следует считать, что способ работы педагогов в этих условиях будет сколько-нибудь существенно отличаться от имеющегося ныне повсеместно: исполнители воспроизводят те схемы действия, которыми располагают - и не более того[30].

Намеченные выше эскизно моменты (их список открыт) способны оказать косвенное позитивное влияние на повышение культурной освоенности территории - через вынужденность "лидеров" не только "работать локтями", но и хотя бы периодически повышать свой предметный и методический профессионализм - в этом смысле данная система выступает своеобразным "усилителем рвения" в том числе и в части повышения профпригодности и профмастерства нынешнего учительства (а равно - и преподавателей ПТУ, колледжей, вузов).

При этом следует отдавать себе отчет в том, что шансы на успешность разворачивания данного направления деятельности территориального оргуправления, по видимому, весьма скромны в случае воспроизводства бытующих схем оргуправленческого действия - ограниченная (точнее : нулевая) эффективность их очевидна.

4.3.            Рассмотрение другого варианта, связанного с формированием самостоятельного социокультурного значения территории, ее культурно-исторической траектории,  целесообразно только при условии самоопределения оргуправления (в том числе и Наробраза) в отношении преодоления режима "паразитарности" (и, следовательно, осознавшего вынужденность, необходимость преобразования собственных представлений, целей, средств, ценностей и т.д.).

Ниже намечены лишь некоторые моменты разворачивания, эскизно обозначая возможную направленность действия, поскольку культурно и технически грамотно построенное проектирование и программирование в области формирования социокультуры не может быть ограничено только аналитической работой. Кроме того, данная работа, будучи весьма объемной, выходит за пределы задач данного текста. Тем не менее, некоторые ориентиры таковы:

             Индикатором, ориентиром работы и "осязаемой" формой ее цели выступает достижение уровня котировки на общенациональном (в принципе - на мировом) уровне "продукции Наробраза" - как в отношении дальнейшей "поступаемости" выпускников в ведущие вузы страны, так и за рубежом - за счет уровня собственной подготовки, без применения дополнительных (прежде всего финансовых) средств лоббирования.

             Более значимой выступает котировка выпускников системами потребления труда (работодателями, производством, оргуправлением, культурой и т.д.) - с получением за счет применения труда выпускников продуктов передового ("престижного") качества - т.е. котировка "по конечному продукту".

           Наиболее важный ориентир работы - создание научно - технических, академических, культурных "школ"[31], задающих особый статус территории, ее культурный, политический, экономический "индекс". В работе современного мирового оргуправления опыт организации и "выращивания" подобных структур имеет почти 40-летнюю историю, эффективность (в т.ч. и экономическая) их создания ныне уже вполне очевидна.

             Работа в данном направлении предполагает создание адекватных представлений об оргуправлении (в том числе педагогическом), его схем и техник - некоторый начальный опыт такой работы на территории региона представлен, но дальнейшего разворачивания пока не получил[32]. Фактические рамки работы представляются достаточно широкими (социотехническое, культуротехническое проектирование, программирование, планирование, сценирование и т.д.).

           

"ОДА"



[1]            Назначение этого раздела - не "просветительство", а фиксация "граничных" и "начальных" условий - в рамках принятого автором способа работы: несмотря на кажущуюся самоочевидность некоторых представленных тезисов (т.е. их мнимую "избыточность"), их фиксация необходима именно в данном пункте, т.к. при использовании другой аксиоматики (напр., религиозно-психологического типа) неизбежно будут получены иные результаты (если вообще они будут получены).

Тезисность изложения предполагает соответствующую работу читателя по организации своего понимания - таковы специфические условия данной работы.

[2]           Термин употреблен в широком семиотическом (и кибернетическом) смысле (по Н.Винеру и др.).

[3]           При этом, как известно, сами "естественно - природные" нейродинамические механизмы регуляции также не остаются неизменными, некоторые из них в ходе "программирования" атрофируются, другие, наоборот, разрабатываются - проявляются эффекты "управления сверху", т.е. сами вписанные программы оказывают формирующее и координирующее действие.

[4]             Фактически здесь неявно указано на пространство культуры, понимаемой как совокупность представлений, деятельностей и проч. (образцов, прецедентов,...), представленных в свернутом виде и используемых для воспроизводства жизнедеятельности в данном социуме.

[5]                Существует вполне резонное суждение о том, что государству вовсе не обязательно содержать громоздкую и дорогостоящую внешнюю разведку, если ставится задача получить представление о будущем какого - либо другого государства (его военном, техническом, экономическом, культурном потенциале) - для этого в принципе достаточно проанализировать программы и учебники средней школы : вы будете точно знать, что из себя данная страна будет представлять примерно через 15 - 20 лет.

[6]           В историческом смысле налицо действия, ориентированные на ликвидацию нации и государства как организованности, причем в данном случае - в весьма сжатые исторические сроки.

Можно предположить, что примерно таким образом некогда оказались стертыми с лица Земли многие народы, государства. "Обратные" примеры также имеются.

[7]            Представление о наличии кризиса в образовании для "рядового члена общества" (при этом неважно, педагога ли, оргуправленца или кого-либо иного) - в норме -  нацело отсутствует, т.к. для него актуально "протекает жизнь" - как синкретично (т.е. нерасчлененно) отправляемые жизненные функции. В рамках "бытового материализма" - а именно так были сформированы национальная социокультура и сознание - не предусмотрены мыслительные средства для выделения такого рода "абстракций" и работы с ними. Максимум что доступно такому сознанию - это "общее ощущение" неблагополучия, тревоги, неустроенности, дефицита - и не более. Соответственно, "вымирание" (деградация) интерпретируется как "судьба", "стихия", "временные трудности" и т.п. (т.е. вполне естественное явление). Нынешнее "популярное" словоупотребление термина "кризис", как представляется, есть не более чем хлесткое говорение, не затрагивающее существа как категории, так и явления.

[8]           В то же время на практике наблюдаются прямо противоположные "логики", напр., в духе "радиолюбительства": в электронной схеме - неизвестно откуда взятой - постоянно перегорают некоторые элементы; вместо того, чтобы разобраться со схемой, пересчитать режимы и проч., наш "юннат" заменяет детали - якобы некачественные - до тех пор, пока они не кончатся. Для сравнения: дела в организации идут все хуже; вместо того, чтобы выявить и пересмотреть схемы управления, этот "юннат" увольняет одних исполнителей и набирает других, таких же. Еще "образчик" подобной "логики": ..."мой муж - мерзавец, верните мне мужа!" (каждый может проиллюстрировать данную фигуру сам, напр., на материале российских "реформ").

[9]                Сколько-нибудь основательного анализа социокультурного "профиля" переселенцев до настоящего времени не проводилось, соответственно, структурного описания субкультуры "нефтегазовых" городов и поселений в настоящее время нет (показатели типа "процента лиц с дипломами о среднем или высшем образовании" в этом смысле мало что характеризуют).

 

[10]             Достаточно глубокие параллели могут быть проведены в отношении нынешних "новых русских" - сущности явлений во многом идентичны.

[11]             Потребление и употребление - два разных действия, первое ведет к накоплению "мусора", второе - к включению в свою деятельность продуктов других деятельностей (в первом случае, как, видимо, уже понятно, собственных деятельностей нет).

[12]                Характерный тому пример в рамках всей страны: сперва было методически выхолощено содержание философии - получился "диамат", который повсеместно насаждался, но поскольку усвоение галиматьи затруднительно и непрактично (т.е. "замусоривало"), ныне все, что имеет маркировку "философия" моментально вызывает "аллергию" (т.е. агрессию); то же самое - по части педагогики, истории и др., сейчас на очереди математика, физика - цепь редукций продолжается. В этом смысле несложно обнаружить далее, каковыми могут стать исполненные в местных традициях университет, театр или симфонический оркестр (или какой-нибудь "завод" по "производству" бог знает чего...).

[13]                 Аналогичные катаклизмы - по той же причине - претерпели в разное время многие страны и государства (средневековые Китай и Япония, напр.). Наоборот, социокультурная проницаемость обеспечивает не только выживаемость, но и прогресс - это обнаруживается прежде всего на примере США (от начала 19-го века до второй половины 20-го).

[14]             Весьма демонстративным индикатором в этом смысле выступает непривычно высокая насыщенность местной лексики нецензурными оборотами, нерасчленность (смазанность) произношения и без того примитивных речевых и смысловых фигур.

[15]             Справедливости ради надлежит отметить, что понимание значимости данного момента не является достоянием массового сознания и наблюдается прежде всего у тех родителей, которые сами на себе испытали влияние доброкачественной подготовки (напр., некогда учились в ведущих вузах страны).

[16]             За рамки данного анализа выходит рассмотрение таких важнейших  функций Наробраза, реализованных им ранее, напр., как отключение семейных механизмов трансляции традиционной социокультуры в пользу насаживания "социалистических" норм, достаточно долгое время обеспечивавшее устойчивость государственного режима.

[17]          Данный тезис требует некоторых пояснений. Работа в добывающих сырьевых отраслях как правило предполагает относительно высокую долю грубого физического труда, применение наиболее простых средств механизации и т.п. Потребность в высоком уровне профессиональной подготовки свойственна другим отраслям: приборостроению, радиоэлектронике, точной механике и оптике, обслуживанию производства и эксплуатации новейших вооружений, авиации, современных средств связи, атомной энергетики и т.п. (одновременно более высоким оказывается и общекультурный "индекс" сотрудников таких организаций, а также территорий в целом).

[18]            Очевидность тезиса обнаруживается, если принять во внимание, что в мировой практике наиболее высокий стандарт жизни и развитость культурного профиля общества (а заодно: и доминирование в мировом сообществе) наблюдаются, как правило, на территориях относительно небогатых в сырьевом отношении, но там, где усилиями прежде всего оргуправления массовое сознание формировалось в традициях освоения высокого мастерства владения профессией, дисциплинированного (культурного) исполнения той или иной функции, (особо :) расчлененного и тонкого логического аппарата и т.д.

Напротив, "сырьевые регионы" специфичны периферийностью, неразвитостью, мировой подчиненностью, примитивностью языка, быта и т.п. (при этом попытки переселения в "цивилизованные" страны индивидов из стран "третьего мира" - в лучшем случае - заканчиваются их попаданием на дно в новом для них окружении, которое в основном так и остается для них недоступным).

Есть вполне успешно реализованные прецеденты национального преодоления сырьевой зависимости - напр., путем создания и освоения новейших аграрных технологий и др., с одновременным запуском заранее спроектированной системы национального образования (подготовки).

[19]            Манипуляции лозунгами типа "экстремальных условий" теряют силу, поскольку сама экстремальность есть не что иное, как ошибки оргуправления (по непрофессионализму), либо очковтирательство - для наращивания объемов списания ресурсов, напр. - современная культура проектирования (и оргуправления) не допускает подобных спекуляций.

[20]          Модель процесса такой рационализации уже в значительной мере реализована, напр., на территории г.Когалыма, аналогичная деятельность ряда крупных нефтяных компаний обнаруживается на других территориях (Нижневартовск, Нефтеюганск и др.). Сургут и Сургутский район в этом смысле пока отстают, хотя данные тенденции и здесь также обнаруживаются.

[21]          Со стороны интересов работодателя: импортная рабсила и дешевле, и организованнее, и квалифицированнее; это выгодно и "потребителю" - городу, району, региону: везде, где требуется профессионализм в работе организаторы вынуждены привлекать привозную рабсилу (местная не обеспечивает ни качества, ни выработки).

[22]          Тезис однозначно справедлив при условии, что оргуправление территории (в т.ч. и Наробраза) полагается на естественность протекания процессов - типа: "...все образуется...", "... все естественно..." и т.п. (что и имеет место по факту).

[23]            Указание на специфичность на практике означает, что деятельность (точнее: поведение) индивидов на всех уровнях социальной стратификации осуществляется исключительно в рамке "коммунальности", т.е. прямого (как программно - знакового, так и силового физического) персонального взаимодействия (взаимного давления) вне всяких ограничений законом, понимаемым цивилизованно.

Можно сказать так: здесь управляют людьми, а не процессами... Соответственно, никакой естественной потребности в мышлении, содержательно - логической работе с чуждыми абстракциями типа рамок  и проч. нет и быть не может.

Жизнь в такой системе представлений является непрерывным потоком событий, причем выделение самих событий - совершенно произвольное, по самым случайным признакам.) Характерно, что в стертых формах продолжает воспроизводиться свойственная феодально-религиозной структуре представлений социальная стратификация (типа: князья, опричники, холуи, холопы, мужики, быдло и т.д.).

Соответственно, представления об оргуправлении в массовом сознании неразвернуты, доминирующая форма реализации такого оргуправления  - "власть", как длящаяся замкнутая архаическая форма взаимного (и всеобщего) насилия, самодостаточная, т.е. принципиально непригодная к развитию (в этом смысле - тупиковая).

[24]                Замазывание неблагополучия обеспечивается формулами типа : "жизнь такая", "все так живут", "ну что тут поделаешь", "работать надо" и т.п. логико-лингвистическими программными лепешками, насаживание которых неявно ведется постоянно - как техника предуготовления человеческого материала к покорности "судьбе" (т.е. данному оргуправлению); в другой версии - прикрытие, демонстрация "покорности", которой экранируются совсем другие действия - махинации.

[25]          При этом за рамками данного текста оставлен вопрос: возможно ли принципиально такое обеспечение в условиях кризиса - но не власти (это следствие), а самих представлений о ней, как единственно возможных - в данном национальном сознании. Но рассмотрение этого вопроса - тема другого текста.

[26]             В данном тексте термин "образование" употребляется в обиходной популярной педагогической версии, где "образование" и "подготовка" синонимизированы, что, вообще говоря, есть достаточно грубая формальная ошибка, т.к. еще в середине 19-го века было показано, что "образование" есть не только локальная педагогическая категория, но и понятие философской действительности, относимое к созданию, формированию, освоению тех или иных картин мира (систем представлений,...), и только по сопричастности - к воспитанию детей и молодежи в рамках их социальной и профессиональной адаптации, то есть к подготовке.

                Есть основания полагать, что данный подлог неслучаен.

[27]             Характерное следствие такой подмены: профессионализм деятельности замещается популярностью персоны.

[28]          Для определенности данные рамки могут быть поименованы "Власть-собственность" (т.е. сугубо феодально-рабовладельческая структура), они фактически продолжают выступать базовой конструкцией организации национального сознания. Их нынешняя ресурсная тупиковость является сущностным основанием национального кризиса (вовсе не политического, экономического или какого-то еще): сознание в данных рамках не в состоянии произвести ничего другого, кроме указанных выше речевых фигур (с последующими квазидействиями = имитацией "телодвижений"). Время их "физической кончины", возможно, равняется времени "кончины" нации, народности и т.п. (в том числе и их преобразования в другие формы). Данная тема подлежит отдельному специальному рассмотрению.

[29]             Один педагог "ставит двойки", "навешивает" родителям ощущение тревоги за свое чадо : с ним, якобы, требуется специальная индивидуальная работа и отсылает к другому педагогу - на дополнительные занятия; этот другой проделывает точно такую же процедуру с другим родителем - в зеркальном порядке).

Т.е. конъюнктура формируется по имджно-рейтинговому механизму, т.к. существо процессов формирования сознания чада пониманию родителя в норме недоступно и оснований для сознательного выбора у него нет.

[30]          При этом представляется примечательным тот факт, что подавляющее большинство педагогов города "N" весьма высокого мнения о собственном профессионализме (средний балл - 5,23 - по 7-ми балльной шкале, т.е. многие числят себя "мастерами", что никак не соответствует качеству их "продукции", а также уровню фактической грамотности в самой учительской и вузовской среде. Иначе говоря, в педагогическом сознании не представлена хоть как то система координат "фактической" культуры, она подменена некими сравнительными и случайными оценками типа "первый парень на деревне").

[31]             Термин "школа" употреблен в культурном контексте как обозначение места, где реализуется мышление (напр., "Школа академика такого - то", "Школа Нильса Бора" и т.д.)- с соответствующими "выделениями" их продуктов вовне : изобретениями, открытиями, теоретическими разработками, с обширной "периферией" прикладных продуктов (типа современной "Силиконовой Долины" в США ), с "авангардными" технологиями и т.п..

[32]             Имеются в виду эпизодические контакты территории с методологическим движением (конец 80-х и начало 90-х годов), на которое территория (в рамках упомянутой выше традиции) отреагировала потребительски, т.е. так и не воспользовавшись его ценным содержательным "ядром".