"ОДА"

 

Государство принципиально и практически, Собственность

и демократия

 

Текст не претендует на всестороннее представление многообразия вариантов устройств государственных машин в географическом и историческом разрезах, их систематизацию и проч., его задача выделить основные системообразующие моменты принципа/механизма государственного устройства, что и обеспечивает понимание государства, как функционального целого[1].

Актуальность данной работы определяется сугубо практическими потребностями, в частности необходимостью понимания современной ситуации в РФ и перспективами ее трансформации в обозримом будущем.

При этом данная тема имеет свою предысторию. Еще в 1999 2000гг. мы обсуждали сущность власти[2], в результате появились тексты относительно ее устройства и модифицирования в зависимости от конкретно-исторической ситуации и т.д. В частности, было показано различие между властью дикой (чисто-грабительской, кочевой, напр.) и властью оседлой, вынужденной помимо чистого потребления заниматься еще и организацией хозяйственной деятельности на подконтрольной территории.

Применительно к механизму возникновения (условно:) традиционных государств во многом сходную точку зрения высказал А.Аузан[3] в одной из публичных лекций в 2010г.:

первоначальное (пра-) государство образуется там и тогда, где и когда кочующая банда оказывается запертой в кольце других таких же, в результате чего оказывается вынужденной установить некий порядок и курировать хозяйственную деятельность на контролируемой территории[4] (поскольку ничем не ограниченный дальнейший грабеж территории чреват самоуничтожением самой банды/пра-государства)[5].

В части внешней политики такое государство занимается периодическими набегами на смежные территории, захватами, отражением аналогичных действий соседей, договариванием с ними же о границах раздела территорий и т.д.

Внутренняя политика в целом сводится к укреплению своего господствующего положения на территории, извлечению и потреблению благ, а также борьбе среди равных за доминирующее положение (моно-арха: царя, императора и т.д.).

Существенно, что власть такого государства распространяется прежде всего и исключительно на его собственность, в качестве которой выступает вся территория, ограниченная границами, включая население, природные ресурсы (в том числе водоемы, а с появлением воздухоплавания и воздушное пространство). Право распоряжения ей (собственностью) по своему усмотрению власть легитимизирует законами, религиозными и светскими мифами, символикой, декларациями заботы о (территории, населении, ресурсах, безопасности,) и проч. Для исполнения режима господствования выстраиваются специальные структуры контроля и принуждения (административно-полицейские), армия, социальная структура расслаивается на сословия.

Схематически такое (традиционное, первичное) государство может быть представлено как:

Специальный комментарий в этом месте требуется и для объекта собственность.

Во-первых, сам объект собственности образуется только в случае, если на его владение претендует минимум два субъекта (индивида, структуры) или более (вплоть до неопределенного круга субъектов)[6].

Во-вторых, тот, кто обозначил некий объект, как свою собственность, должен иметь возможность защитить его от посягательства других. В простейшем случае это сугубо силовые средства[7], в более цивилизованных право собственности должно признаваться другими как императив, однако для гарантии ее неприкосновенности (другими) в таком случае требуется нормирование (законом) и обеспечение силовыми средствами (армия, полиция, суд, тюрьма и т.д.).

В этом случае отдельно взятый индивид в значительной мере исключается из процесса защиты своей собственности, значительную часть работы берет на себя объемлющая социально-политическая (и экономическая) структура (конкретно: государство)[8].

Схема собственности может быть представлена следующим образом:

Вполне очевидно, что рядовое население в традиционном государстве не располагает никакими правами собственности, включая собственные жизни. Иллюзия собственности создается за счет наличия у него средств воспроизводства жизнедеятельности (жилище, инвентарь, имущество, сбережения и т.п.), однако они могут быть экспроприированы в любой момент, если и когда государство сочтет целесообразным (в том числе вместе с жизнями самих подданных).

Т.е. вся территория, ограниченная государственной границей, включая ее население, представляет собой корм для государства, где главным потребителем является верховный иерарх (или совокупность лиц этого ранга), часть добычи перераспределяется не содержание вертикали власти (т.е. орг-инфраструктуры государства, соответственно табели о рангах).

Следствия такого устройства очевидны:

- население при первой же возможности старается убежать (или спрятаться) от государства, между ними всегда имеет место антагонизм[9];

- рядовое население не склонно расширять масштабы собственного хозяйствования, по крайней мере, в тех пределах, которые бы слишком выделялись на фоне окружения (выгодно имитировать бедность, чтобы снижать размеры изъятий);

- организовывать самостоятельное крупное хозяйство (тем более производство чего-либо в крупных масштабах) как долговременное также невыгодно и опасно, поскольку нет никаких гарантий, что через некоторое время дело не будет экспроприировано в пользу государства (т.е. лиц, его представляющих);

- относительную уверенность в завтрашнем дне в случае обладания значительными объемами имущества и ценностей дает принадлежность к властной вертикали, однако и при этом такая устойчивость является динамической, т.к. за счет внутренних интриг происходит постоянное перераспределение власти и, соответственно, допустимого объема владения;

- система в целом является весьма консервативной (косной), структурные преобразования обусловлены прежде всего давлением внешних условий (угроза нападения, захвата).

 

Принципиально другой механизм образования государства обозначим (условно) демократическим.

Представление о демократии обсуждалось ранее[10], за основу принята метафорическая формула: демократия это когда вооруженные джентльмены договариваются о правилах поведения. При этом было установлено, что акторы (джентльмены) должны обладать чем-то таким (а именно: собственностью), ради чего имело бы смысл рисковать, в том числе собственной жизнью, использовать любое доступное оружие, но договариваться оказывается целесообразно, поскольку позволяет избежать ненужных взаимных потерь. Вторым условием демократии оказывается договороспособность самих акторов (джентльменов) в противном случае никакие договоры оказываются нереальными. Наконец, в третьих, показано, что собственно-демократия существует в таком сообществе только на период договаривания; а после того, как правила установлены (равно как и средства пресечения их нарушения), в силу вступает диктатура закона, и изменения принятых правил возможны опять-таки только по очередному соглашению джентльменов.

Применительно к образованию и дальнейшему устройству государства такой механизм радикально отличается от традиционного: государство перестает быть монопольным собственником всего и вся, а население (если они и есть джентльмены) подданными, государство превращается в наемную обслуживающую структуру (ее функция поддерживать порядок и безопасность на территории), а джентльмены, будучи собственниками, являются гражданами (такого государства).

При таком устройстве у граждан нет необходимости прятаться от государства, организуя то или иное дело они могут рассчитывать на долгосрочную перспективу его становления и развития. Принадлежность к властной вертикали перестает быть жизненной ценностью, никаких особых льгот, привилегий и проч. это не дает, а владение любой (в частности, крупной) собственностью (в традиционной конструкции это богатство/сокровище, не более) не является достаточным основанием для ее экспроприации.

Схематически демократическое государство может быть представлено так:

 

 

Современная социально-политическая ситуация в РФ существенно отличается от обеих моделей[11].

Метафорически ее можно охарактеризовать как поедание огромного трупа (бывшего государства - СССР) стаями падальщиков (гиен, шакалов, грифов и т.п.), червями и насекомыми, бактериями. При этом некоторые органические функции еще не прекратились полностью (типа отрастания волос, ногтей и т.д.).

Самоликвидация  империи произошла быстро путем роспуска/ликвидации системы ее управления. После чего началось интенсивное расчленение фрагментов тела многочисленными  группами присвоения из числа наиболее активных деятелей. По завершении первичного раздела происходят (и по сей день) переделы присвоенного, при этом число участников существенно сократилось за счет естественного отбора.

Лидирующие группы присвоения заинтересованы в стабильности собственного доминирующего положения, для этого формируют квазигосударственную структуру (с атрибутикой, вертикалью власти, квазипартийной надстройкой на манер КПСС и т.д.). Налицо попытка сформировать государственную структуру по традиционной модели, однако этого не происходит. Причина безуспешности очевидна: некому сконцентрировать всю собственность обратно в монопольное владение государством, ее использование явно или неявно расчленено между группами присвоения (т.е. даже лидирующая группа присвоения не заинтересована в монополизации государства, т.к. при этом она тоже теряет возможность присвоения). Лишь в небольшой мере получаемый доход используется на поддержание инфраструктуры государственного назначения, только в тех пределах, которые обеспечивают режим стабильности (присвоения).

Вертикаль власти (т.е. в прежних терминах аппарат) функционирует в режиме имитации деятельности и присвоения. Собственно вмененная деятельность исполняется ситуативно (и фиктивно) - в пределах текущих событий (сгорело, взорвалось, манифестанты). Устойчивость (формальная) вертикали определяется режимом присвоения[12] и сводится к демонстрации подчиняемости.

Режим присвоения регламентируется в рамках традиционной табели о рангах: лидирующая группа присвоения контролирует наиболее эффективные источники дохода/богатства (прежде всего энергосырьевые ликвидность максимальная), население предоставлено само себе и является кормом для более мелких регионально-территориальных групп потребления[13].

Минимальный набор социальных услуг (школы, больницы, пенсия, милиция и т.д.) позволяет поддерживать на территориях относительное социальное спокойствие при весьма скромных бюджетных затратах[14].

Заявленное строительство капитализма также не приводит к формированию государства и по демократической модели.

Причины этого также очевидны: не происходит формирование социальной среды эффективных собственников - режим присвоения определяет накопление богатства (сокровища), но не собственности[15].

Представляется естественным, что в постсоветской социальной среде практически нацело отсутствуют представления о собственности (в контексте, представленном выше), собственность идентифицируется с любым имуществом и накоплениями, имевшимися в распоряжении населения (население вместе с его имуществом и накоплениями являются собственностью государства, поэтому собственность подданных - нонсенс).

Поэтому место договаривающихся джентльменов занимают разборки, соответственно, ни о какой демократии и диктатуре закона не может идти и речи[16].

Неслучайно поэтому основная характеристика хозяйствования квази-собственников никаких долгосрочных проектов и планов, вложения должны быть минимальными, а доход максимальным, поскольку положение в любой момент может измениться, и не исключено, что такому владельцу придется срочно ретироваться на безопасное расстояние.

Схематически современная социально-политическая диспозиция РФ может быть представлена как:

 

Весьма актуальным представляется прогнозирование дальнейших трансформаций социально-политического устройства на территории РФ.

Если использовать метафору, предложенную выше, дальнейшая траектория трупа сводится к его полной утилизации, сперва крупными хищниками-падальщиками, затем насекомыми и червями, окончательная ликвидация завершается бактериями. Останки в виде фрагментов костей при благоприятных условиях становятся археологическими артефактами. По мере утилизации объекта местность осваивается другими обитателями (а популяции утилизаторов, соответственно, сокращаются).

В принципе что-то сходное, по-видимому, происходило в истории неоднократно со многими государствами, достаточно указать на факт, что из государств древнего мира практически не сохранилось ни одного (например, Древний Рим и современная Италии это два совершенно разных государства).

Применительно к РФ возможны различные траектории: захват другими народами-государствами, еще не переболевшими великостью (типа Великой Албании, Великой Ичкерии и т.п.), более мягкий вариант ассимиляция государствами, нуждающимися в природных ресурсах или дополнительных территориях (напр., Китай на Дальнем Востоке и Сибири). Возможна экспансия капиталистического типа: промышленные корпорации осваивают природные и человеческие трудовые ресурсы.

При этом в двух последних случаях вполне возможно сохранение государственного языка, символики и т.п., органов власти (подконтрольных внешним структурам) и т.д. Характеристики социально-политического (а также экономического, культурного и т.д.) режима на подобных территориях несложно представить по уже имеющимся прототипам в новейшей мировой истории.


 

[1] Более того, автор избегает пользоваться популярными (попсовыми) трактовками таких категорий, как государство, власть, демократия и т.д., как скрывающими сущности явлений (вместо организации их понимания). Основания для этого вполне очевидны: система категорий выстраивалась в соответствии с заказом, для обслуживания интересов действующих режимов.

[2] Итого, в самом сжатом виде: власть = неограниченное право (и реальная возможность) присвоения и потребления любых чужих жизненных ресурсов, опирающееся на применение силы или угрозы ее применения.

См. http://aleshko.narod.ru/Oda/Ramvlast.htm , http://aleshko.narod.ru/Oda/Vl-Pol.htm .

[3] Александр Аузан, профессор кафедры Институциональной экономики МГУ.

[4] При этом А.Аузан указывает, что подобные процессы наблюдались даже в 20-м веке, в частности в Китае (вплоть до установления господствующего режима Мао Цзе Дуна).

[5] Кстати, само слово государство означает не что иное, как господство над контролируемой территорией, т.е. непререкаемое право распоряжаться ей, и всем, что на ней находится, по своему усмотрению.

[6] Т.е. на необитаемом острове (в духе Робинзона) вопрос относительно собственности возникнуть не может выяснять, кому именно она принадлежит просто не с кем

[7] Простейшие пассивные средства: забор, запирающееся помещение, активные средства:

[8] Если государство не вполне справляется (или вообще не справляется) с этой функцией, образуются частные (наемные) охранные структуры (мини-армии, мини-полиции) что указывает на неполное исполнение функции обеспечения гарантии владения собственностью на данной территории.

[9] За исключением коротких всплесков патриотизма, в случаях, когда на государство (а, следовательно, и на страну с ее населением) нападает кто-либо из соседей: в этом случае интересы государства и населения совпадают (конечно, если агрессор не пообещает более выгодные условия проживания), им совместно приходится решать одну и ту же задачу: самосохранения (но, разумеется, под общим организационным началом государства).

[10] Демократия: конец темы., http://aleshko.narod.ru/Oda/Demokraty.htm

[11] При этом следует отдавать себе отчет, что любое описание объекта соотносится с самим объектом, как (условно) модель объекта с оригиналом, поэтому идентифицировать описание (в данном случае схематизированные модели государственных устройств) с культурно-историческими реалиями как минимум некорректно. По-видимому, в любом государстве настоящего и прошлого можно в той или иной мере обнаружить черты как традиционной, так и демократической модели. Например, даже в случае традиционной модели взаимодействие соседних государств может ситуативно носить черты демократии, поскольку все участники такого диалога могут быть неплохо вооружены, а взаимный риск потерять уже освоенные ресурсные источники может превышать соблазн захвата дополнительных источников у соседей

[12] В.В.Путин: если всех пересажать, то с кем работать?

[13] Отдельные части территории страны также становятся предметом конвертирования в богатство. См. напр., документ Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики (2009 - 2018 годы), подписан в 2009г.

[14] Определенную роль в поддержании такой стабильности играет также политика нравственного разложения населения, протекционирования клерикализму, развал образования и т.д.

[15] О чем свидетельствует тот факт, что правящая элита предпочитает присвоенные богатства сохранять не внутри страны, а за рубежом, там же заготавливает места для возможного переселения при неблагоприятном развертывании событий в стране присвоения. Т.е. даже лидирующая группа присвоения не считает страну проживания своим постоянным местом жизни и жизненной ценностью.

За все время псевдо-строительства псевдо-капитализма невозможно указать хотя бы на один прецедент удачного налаживания общегосударственного хозяйствования. Идеологемы, лозунги, проекты и т.п. носят исключительно рекламный характер по приданию действиям власти более-менее благообразного внешнего вида. Т.е. наследство от гос-трупа продолжает амортизироваться преимущественно даже без текущего обновления.

[16] С течением времени форма разборок изменилась место разборок на пустырях теперь занимают недружественные поглощения (т.е. рейдерские захваты). Только в случаях, когда поглощаемая структура оказывает слишком активное сопротивление, происходит возврат к испытанным средствам воздействия

"ОДА"