"ОДА"

"Д-Бат."

Глава 2

ОНТОЛОГИЗАЦИЯ

1.         Одним из тезисов "традиционного" системного анализа является утверждение, что если некоторое противоречие не разрешается в рамках рассматриваемой системы, то оно может быть разрешено в рамках объемлющей системы, по отношению, к которой прежняя выступает как составная часть, элемент, частный случай.

Не будем оспаривать этот тезис, оставим его на совести авторов (тем более что на практике такого рода переходы иногда приводят к успеху), однако в этом месте следует задаться вопросом: а с каким именно противоречием мы имеем дело в данном конкретном случае, в чем оно состоит, а также в рамках каких систем имеет место данное противоречие?

По-видимому, мы не очень погрешим против истины, если обозначим противоречие, "оконтуренное" в предыдущем разделе, как дефицит средств простраивания действий (и шире - деятельности?) с одной стороны и необходимость - "по жизни" - реализации действий в условиях снятия "частичности" включения индивида в социокультурные машины - т.е. самостоятельных действий - с другой стороны.

При этом было установлено, что снятие данной оппозиции возможно исключительно в идеальном плане - использовались термины: "представление", "сознание".

Это дает основание попытаться применить нормативный тезис "традиционного" системного анализа к данной ситуации, при этом сейчас предстоит определить место смены рамок, напр., предыдущая рамка: "сознание", тогда объемлющая рамка - есть что? Как узнать, какую рамку на какую следует заменить (т.е. проблемную ситуацию редуцировать в задачную)? Фактически никаких конкретных указаний к действию по этому поводу системный анализ не дает, лишь рефлексивно обобщая уже состоявшиеся удачные процедуры[1].

2.         По этой причине далее предстоит двигаться "на свой страх и риск", опираясь на здравый смысл и рассудок, сообразуясь в движении с объектом, его масштабом, формой и т.п., эксплуатируя культурные нормы суждения, принятые в философии, но не слишком им доверяясь, так как фигуры движения в философской традиции прежде всего ориентированы на объяснение, описание и интерпретацию сущего (бывшего), в данном же случае предстоит осуществить движение в прямо противоположную сторону - в как бы "будущее" – т.е. в то, чего еще нет.

Если рассматривать существо положенного в разделе "Топика и самоопределение" как предъявление "скелета" аксиоматики движения автора, то вторым тактом движения, как бы навязанным автору необходимостью содержательного оснащения аксиоматики, является работа онтологического типа, иная по устройству и продукту, нежели та, что была произведена первой.

"Стартовое" полагание (тезис) онтологического этапа работы выглядит  так: представления есть некоторые единицы сознания индивида, совокупность которых составляет полную картину мира данного индивида: действия же индивид осуществляет в рамках этой своей "картины", а то, что наблюдаемо извне, есть "проекция" этих действий.

Иначе говоря: представления есть конструктивы сознания и одновременно единицы "отражения" - фиксации предметов его "мира" (включая его самого) - реальных, вымышленных, их комбинации: индивид действует как бы разом - и в идеальном плане, в представлениях, и натурально, "вовне" (правда, "по жизни" - последнее не всегда так...[2]). Существенным  моментом данного хода (полагания)  является его "плотность" : представляется, хотя бы на первый взгляд, затруднительным, во-первых, назначить какие-либо еще единицы, которые можно было бы поместить в пространство сознания индивида и которые бы принципиально отличались от уже заявленных; во-вторых, тезису  в  целом  также  представляется  затруднительным  задать содержательную оппозицию.

(Для "знатоков": последнее суждение - по процедуре - почти рефлексивное...)

Место "упаковки" представлений обозначим как "сознание" - это такое условное пространство,  в котором представления "существуют", "движутся", "живут", "родятся" и "умирают", "взаимодействуют". Более того, в данном случае довольно трудно ответить на вопрос - что вперед: сознание или представления (типа: курица и яйцо)? Так как пространство сознания задается (обнаруживается,   структурируется) самими представлениями, а сознание, в свою очередь, предоставляет им свое "помещение", навязывает свою структурированность имеющимся и вновь "поступающим" представлениям[3], то:

Теперь, следуя за наметками предыдущего раздела, зададимся вопросом, а из чего "состоят" представления - каков их возможный элементный "состав"? Или иначе: какого типа единицы являются основой любых представлений?

3.         И опять в этом месте мы вынуждены эксплуатировать уже примененный логический ход: поскольку представление о предмете не есть сам предмет, а только его отображение, "модель", и оперирование с представлением только моделирует оперирование с предметом, то можно утверждать с довольно большой уверенностью, что представления есть заместители предметов (реальных или вымышленных - все равно), т.е. их знаки (!). Заметим попутно: моделирование не только "отслеживает" процедуры действий с предметом, но и "проектирует" (или "конструирует") их, после чего следует "развертывание" этих процедур вовне.

(Знатокам,  рефлексивно:  в  силу  отмеченной  "импотенции" системного анализа здесь применена другая процедура, обозначим ее как "онтологическое конструирование" - где через обобщение "наблюдаемой" эмпирики осуществлялось построение схемы - конструкции, задающей способ понимания - интерпретации объекта. При этом не следует забывать, что разговоры о представлениях ведутся уже примерно триста лет, но никто их "в глаза" до сих пор не видел, т.е. речь идет об удобных конструктах - абстракциях, полезных для употребления в определенных ситуациях, далеко не в любых, разумеется, - напр. в житейских или производственных им места, как правило, нет).

"Означкуем" сказанное:

Проделанный ход пока не позволяет разрешить фиксированное в начале раздела противоречие ("рано радоваться"), поэтому следующий ход должен быть выстроен так, чтобы относительно полученной "картинки" выстроить объемлющую схему, эксплуатируя которую можно было бы продолжить движение к намеченной цели. (Для знатоков, рефлексивно: произведена процедура проспектирования "места" работы).

4.         Чтобы получить ориентиры следующего хода, зададимся вопросом: а из какой "действительности" заимствован знак "сознание"? Без особого труда любой современный человек ответит: из психологической - это там, где про волю,  характер,  мышление, мотивацию, и проч., и проч.

Но в таком случае уместен вопрос: какими единицами оперирует психология?

Ответ может дать только искушенный "знаток" - с ощущениями, с рефлексами (реакциями), со знаками (когда заводят речь о сознании, мышлении, представлениях и понятиях), с состояниями. Налицо явная эклектика ("склейка", "куча", "навал"). Делались попытки расчленения работы психики на уровни - высшие, низшие; но что это дало, как продвинуло предмет в части прагматики?

Параллельно двигались эмпирики, практикующие с поведением людей, их состояниями, дискомфортами, экзистенцией - начиная со времен З.Фрейда, далее - Э.Фромма и др., кончая "прикладниками" Д.Карнеги или Э.Берном. Зададимся вопросом: что психоаналитики, что прикладники - они имеют дело с ощущениями, состояниями, реакциями, - или с сознанием, мышлением, очерченными представлениями? С поведением и реакциями - или с действиями, или деятельностью?

Отвечание на этот вопрос (эти вопросы) наталкивает на мысль о том, что в силу непроработанности категории "сознание" в философии она оказалась ассимилированной психологами, и с их  "легкой руки" сознание попало в предмет психологии - т.е. произошел захват "чужой территории", что в свою очередь затруднило движение как самой психологии, так и других областей, где есть касательство проблематики сознания.

Справедливости ради, надо отметить, что первые серьезные попытки структурирования предмета психологии были предприняты в школе Б.Г.Ананьева - в частности, в работах Л.М.Веккера, но работа эта не доведена "до упора" - по разным причинам, в том числе и житейского характера (а жаль!).

Однако оставим "проделки" психологов на их совести (нельзя же упрекать человека за то, что, двигаясь как бы естественнонаучно, тем более – в рамках собственной какой-либо корысти, он принципиально не может – или не хочет –  отличать, скажем, действие от поведения, т.к. оперирует одними и теми же единицами - таковы издержки метода, а не человека...).

5.         В нашей ситуации есть возможность развести действительности - психическую и сознания, и сходу, эксплуатируя наработки Л.М.Веккера, использованный им метод движения, "задать" схему "индивида" (или, если кому-то так удобнее - "человека", "личности" - хоть это с точки зрения автора термины из совсем другой действительности – там, где профессионально "врут" - политики, учителя, психологи и проч., - но пусть пока будет так...). Она может быть представлена как[4]:

Далее   эта   схема  для   удобства   будет  именоваться "пятислойкой". Ее устройство по элементам: слева стоят фигурные скобки и знак индивида. Это означает, что пятислойка относится к "пространству" индивида, а зоны "Z" и "Космос" его касаются, но к нему не относятся.

Рамка "Ф." - "физическое" - маркирует область генетически исходную и базовую для остальных структур. В ее пределах рассматривается физическая  организация материи индивида (в научно-физическом контексте - атомы, молекулы, джоули, электрон-вольты, соответствующие структуры, связи, процессы). Характерно, что энергетика связи материи на этом уровне весьма высока, перестраивание структур связано с большими  энергозатратами (и  энерговыделениями),  связи  весьма прочны. Однако, анализируя и описывая эти структуры языком современной физики, практически невозможно установить  даже биологическую сущность человека, не говоря уже о его социальной сущности  -  таковы  ограничения  данной  рамки. 

Рамка  "Б/Х" - биохимическое" - маркирует уже иную, генетически более позднюю область структур, как бы надстроенную над "Ф", здесь имеют место процессы, несводимые к чисто физическим, язык "Ф" для их описания уже непригоден. Энергетика связей этого уровня организации материи существенно слабее, а степень структурированности (организованности) – выше. Т.е. "прочность" этого уровня организации задается уже в меньшей мере за счет энергетической насыщенности, возрастает значимость информационно-структурной компоненты.

Рамка "H/Д" - "нейродинамика" - указывает на следующую стадию генезиса живой материи задающую основу существования человека как биоида (в отличие, скажем, от растений). В структурах этого уровня имеет место движение сигналов (а не биохимические или ядерные реакции). Безусловно, сигнальность «крепится»  к  биохимическим  и  физическим  процессам,  на  них "паразитирует" - но с другой стороны, именно этот "слой" задает организованность более нижнему слою, отвечает за нормальное его функционирование (т.е.  в своих кодах - "языке" - осуществляет управление процессами нижнего уровня) - и в этом смысле как бы «выгоден» для нижнего слоя, несмотря на то, что он "питается" его энергетикой.

Рамка "Ψ" - "психика" - имеет дело уже не с сигналами и кодами, а ощущениями, реакциями и проч., - и, соответственно "отвечает" за поведение биоида, его рефлексы, состояния (страх, удовольствие, ярость и т.п.). На этом уровне биоид впервые получает место под "Я" (или "эго") - это еще пока пра - "Я", по крайней мере, только на этом уровне возникает, скажем, восприятие внешнего мира (нейродинамика "глаз" не имеет...). В принципе нейродинамика есть у любого представителя фауны (биохимия - у флоры), психика есть только при весьма сложно организованной нейродинамике, точнее: проявления "психического" тем сильнее выражены на оси "амеба" - "человек", чем больше мы смещаемся вправо.

В слое психики возникают структуры, именуемые "воля", арактер", "эмоции", "темперамент" и проч. Тут следует двигаться более аккуратно, т.к. можно спутать причину со следствием. Так, в частности, у индивида "естественного" нет таких, казалось бы, "природных", присущих на первый взгляд всем нормальным людям состояний, как "любовь", "ненависть" или "зависть", "восторг" и т.п. (эмпирический материал по этому поводу хоть и небогат, но имеется).

Это дает основание для предположения, что данные эффекты не есть родовое свойство психического, их там не было. В данном случае имеет место "давление" выше лежащего слоя ("Со") на нижележащий  -  и  эти  состояния  конструируются там,  а  затем "вписываются" в нижележащий,  им присваиваются и осваиваются (нижний слой как бы "дрессируется" из верхнего, с употреблением его конструктов - типа "чувства долга" или "чувства законной гордости".)

По назначению данного текста автор не считает необходимым разбирать взаимодействие слоев[5], важно лишь указать на него - чтобы выявить специфику каждого из них и задать смысловое наполнение схеме.

Рамка "Со" - "сознание" - есть итоговая, верхняя, объемлющая по отношению ко всем нижележащим и она отличается (отделена) от них и в части типа "языка", и в части функций[6].

Снизу к пространству индивида примыкает "Космос" – т.е. исходная  неорганизованная первичная материя-субстрат, частью которого - по  происхождению  -  является  индивид  (констатация очевидного и ныне "модного" - охотно муссируемого факта. (По поводу зоны "Z" - чуть позже).

В первой части этого раздела обосновывался тезис, что сознание есть место движения представлений, т.е. знаковых по своей природе единиц. Не подряжаясь здесь на предъявление развернутой онтологии знаков (это предмет семиотики - дисциплины пока скорее потенциальной, нежели развернутой), укажем лишь на некоторые проявления знаковой действительности.

6.         Так, каждый человек пользуется речью - и слово, и звук, и буква алфавита - знаки; суждения - тоже знак (более сложный). Макияж модницы, выражение лица - знаки, дорожный знак - тоже знак. Отношения между людьми - тоже знаковые - не только в части обмена денежными знаками, но и типа "дети - родители" и др. В профессиональной практике, особенно в случае "интеллектуальных" профессий - сплошные знаковые системы - и "естественные", заимствованные из обиходной жизни, и "искусственные" - сконструированные для тех или иных нужд в медицине, инженерии. Фактически: через знаки и с их помощью люди выстраивают взаимодействие между собой, с окружающим миром, создают новые средства жизни, развлекаются и проч., - везде, где люди действуют, "работают" многочисленные знаковые системы - от мимикрирующих под "натуру", до откровенно искусственных, от примитивно-односложных до сложно организованных, разветвленных и иерархизированных - и т.д. И тот индивид, который искуснее пользуется наиболее изощренными системами знаков, имеет наибольшие шансы иметь успех в своем движении.

Три  пары  стрелок  справа  от  пятислойки  указывают  на взаимодействие индивида с внешним миром – знаково, физически и как угодно еще[7].

7.         Сверху находится Z-пространстао, т.е. пространство знаков (или, по-другому, семиотическое пространство, что-то вроде Гегелевского Абсолютного Духа", "мира идей", пусть даже Бога, если угодно...) Суть его в том, что любой отдельно взятый знак, а равно - и любая знаковая система, и уж тем более вся наличная их совокупность - не есть принадлежность и достояние одного, отдельно взятого индивида.  Z-пространство "крепится" на больших сообществах, в пределе - на всем человечестве, и исчезновение, либо появление в сообществе одного индивида и даже весьма многочисленных популяций не приводит к исчезновению или радикальному изменению этого пространства, его "жизни", движения.

Теперь, если посмотреть не "снизу вверх", а наоборот, "сверху вниз", то получится, что знаковая действительность определяет жизнь и движение индивидов и их сообществ, "паразитируя" и двигаясь своими траекториями "поверх голов" индивидов, опускаясь иногда на них и "употребляя" их. Индивиды могут "захватывать" те или иные фрагменты этого пространства - и даже претендовать на его "захват" целиком, двигаться вместе с ним - но сие есть удел далеко не всех и каждого, а только тех, кто это пространство "видит", "понимает" и имеет "окаянство" как бы приравнять себя к нему - сделать себя лично равномощным ему.

Разумеется, не следует отрицать, что Z-пространство "питается" от людского сообщества - за счет движения людей оно возникает, оформляется, наращивается, структурируется, однако почти не будет метафорой утверждение, что с некоторого момента (видимо, генетически - очень давно, когда пещерной предок "изобрел" первый знак, за счет чего и произвел окончательное выделение себя из остального мира животных) оно "оторвалось" от носителя и обрело самостоятельное бытие.

(Для  знатоков,  рефлексивно:  "вброшен"  (сконструирован) сложный  знак, претендующий на "перекрывание" конструкций "традиционного" "социалистического" материализма с его натурализмом, "естественностью",  "очевидностью"; если двинуться чуть дальше, "покрывание" захватит и  естественнонаучные, и религиозные представления: а теперь предлагается ответить на вопрос:  какое действие произвел автор, сконструировав именно этот знак и поместив его именно в это место текста?)

"ОДА"

"Д-Бат."

К след. главе :



[1] Насколько известно автору, "древо" системного анализа является наиболее мощным системным инструментом формальной работы в системе науки; инженерный инструментарий в этих условиях смотрится "бледно" (ТРИЗ и др.), фактически только практикующая "ветвь" философии (СМД-методология) оставляет надежду на успех (Г.П. Щедровицкий и др.).

[2] Точнее : эта параллельность в норме функционирования «естественного» сознания никогда себя не обнаруживает, индивид фиксирует только внешне наблюдаемые атрибуты этого «потока».

[3] В методологической традиции пространство "Со" именуют "табло сознания".

 

[4] Надо признаться, что создание этой схемы шло путем наращивания, ("по факту" от "Ф" сперва к "Со", затем к "Z", затем от "Ф" к "Космосу*). В данном тексте она вводится как бы разом - т.е., как принято говорить в практике методологии - путем "вбрасывания", поэтому далее - по предположению - чтобы от пустотелой схемотехнической конструкции перейти к схеме, которой может быть задан статус онтологической - следует произвести описание (что есть что) и наложить ее на узнаваемые жизненные ситуации,  только тогда она заживет своей собственной автономной, отдельной от автора "жизнью", т.е. обретет употребительность и полезность (т.е. схему надо "ввести").

 

[5] Автор полагает, что детальное рассмотрение процессов и механизмов взаимодействия слоев может стать весьма увлекательным занятием для читателя и "хлебной" областью для ассимиляции ее наукой. В тексте эта работа вообще не акцентируется в целях экономии места и времени - не сбиваться с курса, не отвлекаться на "бантики".

[6] Только в этом слое впервые появляются языки - в "нормальном" – лингвистическом смысле.

[7] Характерный демонстративный пример употребления знаковой формы для широкого спектра воздействий - музыка: для задания "атмосферы" и "настроения" (слой Ψ), для тонизирования "биоритмов" (слой H/Д), для "приведения в чувство" (слой Со) и т.д.